# Зулейха открывает глаза

Дайджест литературных событий на апрель: часть 4

Организаторы литературных увеселений как будто бы взяли перерыв перед майскими праздниками. Программа на неделю стала менее предсказуемой, а от этого – более разнообразной. Нас ждет день рождения петербургского книжного магазина «Все свободны», лекция о том, есть ли жизнь после фонда «Династия», встречи в Москве с лауреатами «Русской премии» этого года, а также две лекции Александра Гаврилова.

Первые на полке: главные книги 2015 года

Мысль о том, что результаты уходящего Года литературы не превзошли даже самые скромные ожидания, успела стать общим местом в итоговых обзорах известных критиков и издателей. Несмотря на это, 2015-й запомнится яркими писательскими дебютами и резонансными книжными новинками.

Книги Текст: Елена Васильева, Надежда Сергеева

В Москве вручили «Большую книгу»

Первое место ожидаемо досталось Гузели Яхиной за роман «Зулейха открывает глаза», второе место у двухтомного романа Валерия Залотухи «Свечка», третье место – у Романа Сенчина и «Зоны затопления».

Объявлен лонг-лист литературной премии «НОС»

На прошлой неделе был опубликован длинный список премии «НОС». Шорт-лист премии будет сформирован в конце октября на Красноярской ярмарке книжной культуры во время традиционных дебатов.

Книги разных широт

По воспоминаниям Сергея Чупринина, в 1960-е годы все пляжи Союза пестрили одинаковыми обложками литературного журнала «Юность». Сейчас выбор книг для летнего чтения более непредсказуем. Новосибирск, Красноярск, Воронеж, Петербург и Москва – вкусы жителей этих городов оказались разными.

История сотворения мира

«Зулейха открывает глаза» – трагическая история экспериментов властителей, готовых ради понятных только им целей жертвовать миллионами человеческих жизней. Вместе с тем это очень деликатная женская проза, образец сострадания к каждому персонажу, пример невероятной чувственности.

Книги Текст: Анастасия Бутина

Гузель Яхина. Зулейха открывает глаза

Настасья тягучим, ленивым шагом идет по мечети, разглядывая жмущихся по углам переселенцев. Стягивает с головы лохматую папаху, и тяжелая пшеничная коса льется по спине к ногам. Женщины охают (в мечети, при мужчинах, при живом мулле – с непокрытой головой!), зажимают ладонями глаза ребятишкам.