# Девяностые

Почем вечность для народа?

Золотые бабы на черном фоне, море как на картине художника Левитана и новые станции метрополитена. Надежда Дёмкина попыталась разобраться, что же сейчас происходит с самым дорогим и самым консервативным видом искусства — мозаикой

О совести нации

О хитрой штуковине «ельцин», коллективной карме и эпохе творческих инициатив
Беседа Вячеслава Курицына с Сергеем Кузнецовым

Deine Lakaien. First Album; Dark Star

Очаровательное в своей своевременности переиздание. Нежное порождение готик-субкультуры и один из самых пышных цветов декаданса

Григорий Ющенко: «Мы — настоящие гопники»

Участник группировки «Протез» (вместе с Игорем Межерицким и Александром Вилкиным), автор выставки «Реклама наркотиков», которую недавно не только открыли, но и ЗАКРЫЛИ в одной из галерей на «Пушкинской, 10». Закрытая выставка – пока еще большая редкость…

Вячеслав Курицын: «Чувствую себя таджиком»

«Максим, стройный тридцатисемилетний полковник, присланный из центрального аппарата Н. К. В. Д. на подмогу питерским товарищам, лицо имел безбородое и безусое, волосы несколько пегие, глаза серые, нос обыкновенный, некрупный, губы тонкие, уши средние, и все это без особых примет» - так описывается один из главных героев романа Андрея Тургенева «Спать и верить». Андрей Тургенев — псевдоним трендсеттера и авангардиста, звезды журналистики и литературной Москвы девяностых годов Вячеслава Курицына, перебравшегося в начале нулевых в Петербург...

Хосе Мануэль Прието. Ливадия, или Ночные бабочки Российской империи (Livadia)

В этом романе все великолепно — и накал любовной страсти, и непредсказуемость авантюры, а россыпи цитат придают ему не только, как новогодней елке, блеск, но и, как трехмерной картинке, объем. Объем, в котором комфортно любому неленивому читателю: здесь, совсем как в интерактивном музее, любой экспонат можно пощупать и забрать в конечном итоге с собой.

Книги Текст: Вадим Левенталь