# Гиллиан Флинн

Два века невинности

Почти всякий брак проходит одни и те же стадии: поэзии, прозы и драмы. При этом у людей незаурядных все они еще и жанрово тяготеют к триллеру. Истории отношений Эми и Ника Даннов, а также Серены и Джорджа Пембертонов иллюстрируют эту формулу в точнейших деталях.

Кино Текст: Ксения Друговейко

Мария Семпл. Куда ты пропала, Бернадетт?

Мы с мамой взобрались на Холм королевы Анны. Она как-то сказала, что сплетение электропроводов над головой похоже на лестницу Иакова. Каждый раз, когда мы там проезжаем, я представляю себе, как запускаю растопыренные пальцы в эту паутину и играю в «колыбель для кошки».

Я тебя (л)убью

Роман доказывает, что формула «от любви до ненависти один шаг» работает, причем в обе стороны. Составленная Флинн инструкция по сохранению брака приводит к фиаско, словно написана для китайской подделки этого таинства, которая рано или поздно сломается. Осознание того, что люди забывают о всех клятвах, произнесенных перед лицом Господа, рождает желание провести ближайшую сотню лет в одиночестве.

Книги Текст: Анастасия Бутина

Гиллиан Флинн. Темные тайны

Я ходила в школу в вещах погибших сестер — кофтах с застиранными грязно-желтыми подмышками, штанах, которые пузырились сзади и смешно на мне болтались, не падая только потому, что их застегивали на самую последнюю дырочку старого засаленного ремня. На школьных фотографиях у меня вечно всклокоченные волосы: на торчащих в разные стороны лохмах, словно запутавшиеся в них летающие объекты, висят заколки, под глазами темные круги, как у пьянчужки со стажем. Правда, иногда губы растянуты в вымученную нитку — там, где положено быть улыбке. Иногда.