# Владимир Набоков

О чем никто не расскажет, или Шесть высказываний Эллендеи Проффер Тисли

В Москве и Санкт-Петербурге прошло несколько презентаций книг Карла Проффера «Без купюр» при участии Эллендеи Проффер Тисли. По мнению основательницы известного издательства «Ардис», достижением нужно считать стихи, написанные не ангелом, а живым страдающим поэтом

Дайджест литературных событий на декабрь: часть 1

Несмотря на то, что Non/fictio№17 позади и календарный год приближается к концу, литературная жизнь не сбавляет обороты. В Москве пройдут финальные встречи в рамках Поэтического лектория ЗИЛ, а также последние лекции о новейшей литературе Константина Мильчина. В Петербурге состоится Международный культурный форум, а в Воронеже – «Мандельштамфест». Кроме того, слушателей ждет рассказ о графических романах, открытая читка «Чеченских дневников» и ряд поэтических выступлений.

Дайджест литературных событий на ноябрь: часть 1

Урожайный осенний сезон остается щедрым на литературные события. В Москве никак не утихнут дискуссии о присуждении Нобелевской премии Светлане Алексиевич, пять встреч с читателями готовит Людмила Улицкая, а Захар Прилепин устраивает празднование своего юбилея. Программа для петербуржцев по традиции более одомашнена. В первую неделю ноября можно будет побеседовать с Мариной Кацубой о лирике в творчестве Noize MC, поужинать с Александром Секацким и отдохнуть с умом на интеллектуальной вечеринке InCrowd.

Книги разных широт

По воспоминаниям Сергея Чупринина, в 1960-е годы все пляжи Союза пестрили одинаковыми обложками литературного журнала «Юность». Сейчас выбор книг для летнего чтения более непредсказуем. Новосибирск, Красноярск, Воронеж, Петербург и Москва – вкусы жителей этих городов оказались разными.

Николай Мельников. О Набокове и прочем

В лучших набоковских рассказах психологизм и реалистическое жизнеподобие уживаются с гротескной фантастикой и пародийно-игровой стихией, лирические медитации — с черным юмором, анекдот и фарс — с трагедией.

В Петербурге пройдут открытые чтения произведений А.П. Чехова

Очередной вечер, запланированный на конец первого месяца весны, посвящен творчеству классика русской и мировой литературы Антона Чехова. Информация о том, какие тексты составят программу, не разглашается. Чтецы – артисты театра и кино Леонид Мозговой, Дарья Худякова, Евгений Анисимов, Анна Алексахина – сами выбирают произведения.

Тринадцатый номер

Мотивация присуждения Нобелевской премии — тайна сия велика есть. Нобелевский комитет так устроен. Оттуда никогда ничего не утекает и не просачивается вплоть до самого дня объявления лауреата. А всевозможные предположения и прогнозы почти всегда оказываются тем, что принято именовать словосочетанием «попал пальцем в небо».

Тринадцатый номер

Мотивация присуждения Нобелевской премии — тайна сия велика есть. Нобелевский комитет так устроен. Оттуда никогда ничего не утекает и не просачивается вплоть до самого дня объявления лауреата. А всевозможные предположения и прогнозы почти всегда оказываются тем, что принято именовать словосочетанием «попал пальцем в небо».

Печа-куча около Набокова. Выпуск седьмой. «Схемы»

Подземный пусть из Петербурга в Москву, таблица отставаний во времени, вечный двигатель, тупоугольный треугольник, кусочек Невского, вагон Карениной, пропорции добра и зла. Проект Вячеслава Курицына

Печа-куча около Набокова. Проект Вячеслава Курицына

В течение нескольких месяцев, примерно до конца календарного года, «Прочтение» предоставляет свои виртуальные страницы для примерно десятка странных материалов. Разного рода «картинки» , так или иначе связанные с именем и творчеством В. В. Набокова, будут сопровождаться по возможности содержательными комментариями Вячеслава Курицына. «Около Набокова», а не «про Набокова» — потому, что по ходу большого исследования на полях его налипает множество вкусных подробностей, совсем прямого отношения к теме не имеющих, но и никак не желающих обратно растворяться в мглистой тьме библиотек.

Много Набокова

В издательстве «Симпозиум» вышло второе, расширенное, издание биографии Владимира Набокова новозеландского литературоведа Брайана Бойда. Мы публикуем отрывки из обоих томов биографии, «Русские годы. 1899—1940» и «Американские годы. 1940—1977». Конце прошлого года также был отмечен «набоковским» событием — в издательстве «Азбука» вышел последний, до тех пор не издававшийся, роман Набокова «Лаура и ее оригинал» в переводе Г. А. Барабтарло. «Рецензией» на это событие откликнулось тогда и «Прочтение».

Преподаватель русской литературы: Корнель, 1948–1950

Девушки по имени «Жанна из Арка» никогда не существовало. Я предпочитаю ее настоящее имя Жоанета Дарк. Будет довольно глупо, если в номере «Нью-Йоркера» за 2500 год меня упомянут как «Вольдемара из Корнеля» или «Набо из Ленинграда». Отрывок из книги Брайана Бойда «Владимир Набоков. Американские годы»

Бабочки: Санкт-Петербург, 1906—1910

В 1906 году Набоков открыл для себя бабочек. Солнечным летним днем в Выре, на ветке жимолости, склоненной над скамьей напротив входа в усадьбу, он с восхищением разглядел яркую узорчатую бабочку — махаона, которого Устин, петербургский швейцар Набоковых, тут же поймал для него в фуражку. Бабочку заперли на ночь в платяном шкафу, а утром она улетела. Следующая попытка была более удачной: замшевого, с цепкими лапками сфинкса мать усыпила при помощи эфира, а потом научила Володю расправлять бабочек. Отрывок из книги Брайана Бойда «Владимир Набоков. Русские годы»

Подделочка Лорочки

Перебарабтарлано с áнглийского заместо рецензии

За год перед тем, как повеситься в апфельсиновой роще, в синюю гостиную взошел ее дурно пахнущий отчим, ведя за собой толстого-претолстого кота на поводке. Он был, как говаривали в старину, большой лорофил

Утверждена обложка русского издания романа Владимира Набокова «Лаура и ее оригинал»

В издательстве «Азбука» появилась обложка уникального издания последнего романа Владимира Набокова «Лаура и ее оригинал». В обложке не случайно используется образ Флоры с картины Боттичелли «Весна». Предположительно Флора является прообразом главной героини этого сенсационного романа.

Набоков В. Соглядатай

Главный герой повествования, живущий в Берлине русский эмигрант, оскорбительным образом избит ревнивым мужем своей любовницы и, не в силах пережить унижения, решается на самоубийство...

Набоков В. Пнин

Заглавный герой книги — незадачливый, чудаковатый, трогательно нелепый — своеобразный Дон-Кихот университетского городка Вэйндель — постепенно раскрывается перед читателем как сложная, многогранная личность, в чьей судьбе соединились мгновения высшего счастья и моменты подлинного трагизма, чья жизнь, подобно любой человеческой жизни, образует причудливую смесь несказанного очарования и неизбывной грусти...