# Андрей Макаревич

Андрей Макаревич. Живые истории

Советской властью было решено оттянуть внимание от религиозного Рождества к вполне себе нейтральному Новому Году. И вот мы забываем уже, что звезда на ёлке – не кремлёвская, а Вифлеемская, да и сама ёлка – рождественское дерево. И что подарки наши новогодние – это подарки волхвов к рождеству младенца Христа. Да и сам Дед Мороз – переодетый волхв или, в крайнем случае, Санта Клаус.

Андрей Макаревич. Евино яблоко

Граждане государства уныло шли на работу, читали газеты, смотрели по телевизору программу «Время», очередной съезд коммунистической партии принимал исторические решения, страна клеймила позором американский империализм и израильскую военщину, послушно ликовала седьмого ноября и первого мая, а здесь, в другом измерении, среди верных друзей и внезапных подруг до утра, до хрипоты спорили, кто поет верхний голос в «One after 909» — Пол или Джордж, и стирали в кровь пальцы об ужасные струны, безуспешно снимая пассажи Джими Хендрикса, и курили до одури, и пили все, что можно и нельзя было пить, и были счастливы, и не было для них другого мира. Отрывок из повести

Афиша «Буквоеда»

Андрей Макаревич, Екатерина Мериманова, Валерий Попов и др. 15 и 16 октября

Человечество глохнет

Человечество глохнет. То есть оно и слепнет и глупеет, но это темы для другого исследования. Среда, окружающая нас, с каждым днем становится насыщенней и агрессивней, и у нашего организма один выход — спасать себя. А значит — защищаться. Эссе из книги Андрея Макаревича «Вначале был Звук»