# Америка

Брайан Барроу. Прелюдия к войне — 2. Весна 1933 года

«Явиться в банк с дробовиком и забрать деньги способен любой подросток, самое сложное — это уйти целым и невредимым. „Мерзавчики“ Ламма, крепившиеся к приборной панели автомобиля, избавляли бандитов от необходимости выискивать пути отхода. ....». Вторая часть фрагмента книги Джонни  Д. «Враги общества»

Звездный путь

Космические странники выглядят как потомки героев сериала Lost: смотрят хмуро, морщат лбы и, кажется, всерьез уверены в том, что в жизни им предстоит совершить что-то очень, очень важное

Кино Текст: Ксения Реутова
Холодный занавес

45 лет назад редакция журнала Playboy озаботилась вопросом, а что насчет этого самого приятного дела, которому посвящен журнал, творится в СССР и дружественных ему странах?

Гран Торино

В США продюсеры сначала запустили «Гран Торино» в ограниченный прокат и только месяц спустя, вооружившись восторженными отзывами критики, решились на то, чтобы «потягаться» с основным поп-корн-продуктом мультиплексов.

Кино Текст: Ксения Реутова
Теория хаоса

У режиссера, задумавшего фильм об офисной крысе, сорвавшейся с катушек, по сути, есть всего два пути: либо брать за образец «Матрицу» и делать боевик (этим в Голливуде занялся Тимур Бекмамбетов), либо дрейфовать в сторону «Красоты по-американски» и снимать печальное кино о кризисе среднего возраста. «Теория хаоса» — это как раз второй случай.

Кино Текст: Ксения Реутова
Сжечь после прочтения

Творчество Коэнов принято делить на коммерческие голливудские поделки вроде «Невыносимой жестокости» и шедевры вроде «Большого Лебовски» и «Старикам тут не место».

Кино Текст: Ксения Реутова
Лучшее от McSweeney's

«Альманах МакСвини» был задуман как выставка жемчуга, который писатель Дэйв Эггерс нарыл в мусорных корзинах мэйнстримовских редакций.

Книги Текст: Андрей Степанов
Джонатан Франзен. Поправки

Как известно, все Великие Американские Романы прошлого века были заняты одним и тем же видом антиамериканской деятельности: разрушением какой-нибудь Великой Американской Мечты.

Книги Текст: Андрей Степанов
Черная орхидея (The Black Dahlia)

Роман Джеймса Эллроя «Черная орхидея» (1987) искусно соединял каноны «нуара» середины века с непривычной для того времени мрачностью, жестокостью и извращенной сексуальностью. К тому же писатель придал книге эпический размах, не забывая о психологически точных портретах героев. Режиссер Брайан Де Пальма казался почти идеальным кандидатом для экранизации книги. Именно он должен был составить достойную конкуренцию Кертису Хенсону, автору лучшей на сегодня киноадаптации Эллроя, «Секретов Лос-Анджелеса».

Кино Текст: Иван Денисов
Демонический пес американской литературы

Жестокие и мрачные книги Джеймса Эллроя заслуженно прославили писателя. Именно жестокость и беспощадность в показе преступности Америки принесли титул «Демонический пес». Талант, умение сплавить все лучшее в криминальном жанре в единое целое и усилить это собственным писательским мастерством — помогли стать ведущим автором криминальной беллетристики. Многослойность и историческая точность книг вывели Эллроя в число основных писателей США современности.

Джеймс Эллрой. Черная орхидея (The Black Dahlia)

Хвалить «Орхидею» можно долго и все будет по делу. Но не следует забывать, что во всем блеске Эллрой развернется в последующих романах тетралогии: мрачнейшем «Городе греха», полных черной иронии «Секретах Лос-Анджелеса», а особенно в «Белом джазе», безусловном шедевре писателя. О них разговор впереди, но пока не откажите себе в удовольствии. Узнайте, каково это — прочесть отличный криминальный роман, который одновременно является очень личностной книгой для автора и остается примером выдающегося таланта Эллроя.

Книги Текст: Иван Денисов
Джон Гришэм. Покрашенный дом

За что читатель точно может сказать Гришэму спасибо, так это за яркие картины быта американской фермерской семьи, благодаря которым книга обретает не только художественную, но и историческую ценность. «Покрашенный дом» − это роман о переломной эпохе в истории Америки, о зарождении новой жизни и нового поколения американцев, а отнюдь не о кровавых убийствах, как может подумать читатель, взглянув на обложку книги и прочитав аннотацию.