# Айн Рэнд

Дайджест литературных событий на ноябрь: часть 1

Урожайный осенний сезон остается щедрым на литературные события. В Москве никак не утихнут дискуссии о присуждении Нобелевской премии Светлане Алексиевич, пять встреч с читателями готовит Людмила Улицкая, а Захар Прилепин устраивает празднование своего юбилея. Программа для петербуржцев по традиции более одомашнена. В первую неделю ноября можно будет побеседовать с Мариной Кацубой о лирике в творчестве Noize MC, поужинать с Александром Секацким и отдохнуть с умом на интеллектуальной вечеринке InCrowd.

Книги разных широт

По воспоминаниям Сергея Чупринина, в 1960-е годы все пляжи Союза пестрили одинаковыми обложками литературного журнала «Юность». Сейчас выбор книг для летнего чтения более непредсказуем. Новосибирск, Красноярск, Воронеж, Петербург и Москва – вкусы жителей этих городов оказались разными.

Айн Рэнд расправила плечи

Растущая популярность книг Айн Рэнд, американской писательницы российского происхождения, обращает на себя внимание не только литературоведов. Ее биография, творчество и общественная жизнь стали объектом пристального изучения журналиста Гэри Вайса, автора книги «Вселенная Айн Рэнд».

Айн Рэнд. Ответы. Об этике, искусстве, политике и экономике

Единственная адекватная функция государства — защита прав индивида. Для этого существуют армия, полиция, судебные органы. Такие проблемы, как загрязнение окружающей среды, могут решаться путем договоренностей свободных индивидов. Если кто-то понес ущерб в результате загрязнения окружающей среды, пусть обратится в суд и докажет обоснованность своих претензий. Никаких особых законов или государственного контроля для этого не требуется.

Психоэпистемология искусства

Один из самых мрачных памятников альтруизму — это навязываемая человеку культурой самоотверженность, его готовность жить с собой как с чужим, игнорировать и подавлять личные (не социальные) потребности собственной души, убегать от этих потребностей, знать меньше всего о том, что наиболее значимо. В результате главнейшие человеческие ценности оказываются ввергнутыми в подземелье бессильного субъективизма, а жизнь — в ужасную пустыню хронической вины. Отрывок из книги Айн Рэнд «Романтический манифест»