Warning: str_repeat(): Second argument has to be greater than or equal to 0 in /home/c/cw76594/prochtenie/public_html/core/function.php on line 180
Беседа с генералом Макашовым - Прочтение

Беседа с генералом Макашовым

Текст: Данила Рощин

Полноводную реку истории разделили на два русла два великих древних историка — Тацит и Плутарх. Именно они во многом определили дальнейшее развитие исторической науки. По мнению Плутарха, историк должен, просто обязан, толковать историю пристрастно, извлекать из нее нравственные уроки, подвергать ее моральной интерпретации. Холодный Тацит знаменит привнесением принципиально иного подхода, сформулированного на лапидарной латыни просто и красиво: «sine ire et studio» — «без гнева и пристрастия». Этот метод отвергает любые скоропалительные суждения, любые сиюминутные интерпретации. Только так, по мнению Тацита, мы сможем по-настоящему понять историю. Генерал Альберт Михайлович Макашов — не просто участник важных для нашей страны исторических событий, это человек весьма серьезно на них повлиявший. Была бы наша страна сегодня такой, какой она стала, без событий 1991 года, или событий года 1993? Гражданская и политическая позиция генерала у кого-то вызывает явное неприятие и гнев, у кого-то — восторг и восхищение. Нам же было интересно взглянуть на Макашова-человека, посмотреть на него глазами римского историка Тацита. На Московской книжной ярмарке Альберт Михайлович представлял автобиографическую книгу «Родине и присяге не изменил!». В этой книге он рассказывает о своей жизни и о тех исторических событиях, участником и свидетелем которых он был. Мы решили поговорить с ее автором на литературные, книжные темы.

Данила Рощин (Д. Р.): Здравствуйте, Альберт Михайлович, я представляю здесь журнал «Прочтение», разрешите задать вам несколько вопросов.

Альберт Макашов (А. М.): Пожалуйста.

Д. Р.: Наш журнал рассказывает читателям о книжных новинках и обо всем интересном в мире книги. Мой первый вопрос, соответственно, о книгах.

Я знаю, у вас шестеро внуков, вы занимались их воспитанием. Как вы считаете, существуют ли плохие и хорошие книги, книги вредные или полезные, какие книги вы рекомендовали бы читать своим внукам, а какие нет?

А. М.: Вы знаете, я очень люблю книги. Когда я служил в армии и был молодым, служить было очень тяжело, я все мечтал уволиться и устроиться куда-нибудь в киоск продавать книжки, или пойти в библиотеку работать. Но жизнь затянула и не позволила этому осуществиться. А насчет хороших и плохих книг… Например, история такая наука, что в ней не бывает хороших или плохих сочинений, книг, текстов. Будь то книги по английской истории или по истории крестьянских войн в Германии или еще что-то — все эти книги полезны. В каждой книге есть что-то полезное, что-то, что помогает формировать души.

Д. Р.: А существуют ли опасные для общества или для отдельных людей книги? Ведь есть, наверное, книги, которые не стоит давать читать детям?

А. М.: Конечно, вредные книги существуют. Когда школьникам рекомендуют читать Мопассана, я говорю: что вы делаете? Мопассан закончил свою жизнь тем, что сидел на цепи, потеряв рассудок. Вот до чего человек дописался. Безусловно, в основе образования каждого нормального человека должен находиться фундамент мировой или в нашем случае русской классической литературы. Имея такой прочный фундамент, человек потом спокойно и трезво сможет адекватно оценивать то, что происходит вокруг, оценивать книги, которые попадают ему в руки.

Д. Р.: А какие книги из мировой классической литературы являются вашими любимыми?

А. М.: Да, помните, когда я выставил свою кандидатуру на пост президента, спрашивали меня и об этом. А я больше всего люблю Вильяма Шекспира. Журналисты были удивлены, а я им и говорю, что для меня его «Ричард III», накал страстей, перипетии политической и внутренней человеческой борьбы — безусловная вершина мировой драматургии. Также я всю свою жизнь читал и перечитывал Джека Лондона. И в молодости и потом, когда иногда было очень трудно или невмоготу, книги Лондона помогали мне жить. Я перечитывал его «Северные рассказы» и они прибавляли мне сил. Что касается русской литературы, то тут мои вкусы не всегда совпадают со школьной программой. Достоевского я бы из этой программы исключил. Не перевариваю я его. Мне кажется, это вредный писатель.

Д. Р.: Тут я с вами согласен. А любимый русский писатель у вас есть?

А. М.: Антон Павлович Чехов. Даже Толстой признавал, что Чехов пишет лучше, чем он, Толстой. Хотя у графа Льва Николаевича был такой дикий почерк, ему же все жена набело переписывала. Она же и была его первым редактором. Может быть, это все вообще она сама написала (смеется).

Д. Р.: На мой взгляд, вопрос о полезных и вредных книгах имеет вполне прикладной и конкретный смысл. В конце концов, он сводится к вопросу о необходимости введения цензуры. Это очень непростая проблема. Как вы считаете, нужна ли сегодня цензура в России?

А. М.: Несмотря на мою репутацию, я считаю, что вводить цензуру сейчас не надо. Не стоит. В самых разных книгах человек может найти что-то полезное и важное для себя. Например, в «Майн Кампф», если эту книгу читает подготовленный человек, историк, можно найти много полезного. Также уникальный опыт и знание жизни можно получить, читая «Как закалялась сталь» или «Молодую гвардию». Не стоит тут что-либо запрещать. Что касается разнообразного «мусора», каких-то эпатирующих, кричащих, наглых книг-однодневок, то есть другие способы и рычаги влияния у государства, что бы что-то откровенно опасное не допустить. А цензура в масштабе всей страны нам не нужна.

Д. Р.: А как вы относитесь к недавнему скандалу вокруг проекта «Код Да Винчи», выходу в широкий прокат в нашей стране одноименного фильма, к самой книге Дэна Брауна? Ведь все это вызвало достаточно широкий общественный резонанс, протесты верующих, Русской Православной церкви.

А. М.: Насчет этого я вам так скажу. Сейчас у Русской Православной церкви есть все возможности, чтобы начать действовать. Государство сейчас создало ей все условия. И действовать надо в первую очередь в области образования. Православная церковь могла бы и отказаться от части своих риз, дорогой утвари и других средств и вложить эти деньги в образование народа. Открыть больше воскресных школ при церквях и монастырях.

Я хотел бы, чтобы наши священники перестали быть попами. Ведь хорошего священника народ попом не назовет. Чтобы они работали, образовывали население. Тогда не надо будет что-то там запрещать. Опасность исчезнет сама собой, если наш народ будет грамотен, образован, подготовлен к этому.

Д. Р.: А как вы считаете, возможно ли участие церкви в школьном всеобщем образовании? Как вы относитесь к предложениям ввести Закон Божий и Священную Историю в школе в качестве обязательных предметов?

А. М.: Это вполне возможно. Существует же это в Израиле. Иудаизм там определяет все — и воспитание и законы. Хотя тут нам надо брать пример с царской России. Цари у нас были умные и чиновники у них тоже. Вся система была продумана, работала мягко и эффективно. Например, на фронт отправлялись мусульманские полки: башкирские, татарские, и они героически сражались. Их награждали георгиевскими крестами с двойной символикой — исламской и православной, христианской. Там изображался крест и полумесяц. Знаменитая Дикая дивизия, пять полков: чеченский, ингушский, дагестанский, аджарский… Они же разгромили в конном строю Железную дивизию Бисмарка. Надо использовать этот эффективный исторический опыт, брать из прошлого лучшее. Царское правительство весьма мудро проводило политику ассимиляции. Человек не мог стать купцом определенной гильдии, не приняв православие. И так далее. Не надо никакого силового давления. Нужно создать правильную, мягкую, но эффективную схему. Был художник Айвазян — стал художник Айвазовский, был еврей Левитан — стал великий православный русский художник. Многого можно добиться вовсе без применения радикальных средств.

Д. Р.: В продолжение темы воспитания. Патриотического воспитания в частности. Популярность службы в Вооруженных силах в нашей стране падает год от года. Выходом из этой ситуации многие считают создание профессиональной армии. Как вы относитесь к этой идее?

А. М.: Отрицательно. В каких-то отдельных случаях профессиональная армия может одержать верх над армией государственной. Но в самый неподходящий момент эти войска поднимут бунт, потому что им не заплатили жалования или вовремя его не повысили. У государства никогда не хватит денег, чтобы содержать ненасытную армию наемников. Это опасно в первую очередь для самого государства. Мы знаем историю римских легионов, турецкие янычары сколько раз опрокидывали свои котлы, поднимали бунты и свергали султанов. Никогда никого за деньги не заставишь делать то, что делали наши отцы и деды во время Великой Отечественной войны. Армия должна быть народной.

Д. Р.: Большое вам спасибо за беседу.

Дата публикации:
Категория: Интервью
Теги: Альберт Макашов