Владимир Бондаренко. Фрагменты Живого Журнала

Текст: Владимир Бондаренко

Владимир Бондаренко.

Фрагменты Живого Журнала
v-g-bond.livejournal.com

Владимир (Григорьевич) Бондаренко (1946) — литературный критик, публицист. Главный редактор газеты «День литературы». Живой Журнал ведет с 2004 года

 

 

Не для детей и не для женщин

Я — не пуританин, и к матерку приучен, тем более и в стройбате служил, и инженерил на комбинатах. Но с юности еще не терпел одно из матерных выражений. Внутреннее чувство гадливости всегда оставалось. Может быть, потому что критик, к слову чувствителен, и не воспринимаю его в проброс, всегда ощущаю смысловую нагрузку. Считаю, что самоунижение русских как нации, и самоунижение каждого русского как личности, так и останется непреодолимым, пока мы сами не выкинем из своего лексикона эту привычную идиому.

Без преувеличения считаю, что это как заноза, не вытащив которую нация так и не обретет гордость и самоуважение.

«Ё... твою мать» — многие проговаривают эту фразу автоматически, не вдумываясь в нее. А вы вынесли бы ее на главные заголовки газет и прочувствовали бы ее смысл. Знаю, что пришло это ругательство к нам от народов Востока и обозначало самое гнусное, оскорбляющее чувства любого человека ругательство, за которое ответом может быть только кровавая месть.

Мы — русские, привыкли к нему, так чего же удивляться нашим постоянным унижениям? Мне могут возразить, что люди никогда не воспринимают смысл сказанного, проборматывают автоматически. Но есть же сакральность каждого слова, мистика слова, магия любого заклинания. Для меня, скажем, любой священник, употребивший это выражение — уже не священник. Ибо он-то должен знать о сакральности, мистической силе выражений.

Помню, еще в армии меня поразил ответ одного из солдат, который на услышанную в свой адрес брань, жестко возразил — «Е...и свою, дешевле обойдется». Его товарищ аж замолчал, потом стал отвечать, что он не имел в виду и так далее. На самом деле это же мы все и наших конкретных матерей призываем «е...ть», и в обобщенном смысле — Родину-мать, матушку-землю русскую, и, если на то пошло, задевает это выражение Богоматерь. И вот как же мы с нашим Православием, с нашими амбициями, унижаем себя и всех сородичей до самого жуткого предела. А ведь чечены за такие слова и сегодня убивают, может, они и правы? И никаких евреев в этом не обвинишь, сами «опускаем» себя и нашу русскую нацию.

Вот одна из мыслей, после прочтения нынешних газетных дискуссий о достоинстве и самоуважении русского человека.

Как возникают скинхеды?

Как возникают скинхеды, черносотенцы и, в конце концов, возникает Аушвиц — Освенцим? Сначала в народе — одна волна, в русском бизнесе другая волна, поговорим о литературе. У меня список Большого жюри главной русской национальной литературной премии «Большая книга». Как уже не раз отметили, такое большое жюри, что никакие лоббисты вроде бы не смогли бы ничего добиться. Представьте, что в каком-нибудь американском жюри из ста человек 87 поляков, такое большое жюри, но итог будет только пропольский. Лоббисты сами и выбирают. Я собираюсь опубликовать в «Дне литературы» Большое жюри «Большой книги» без всяких комментариев, оно говорит само за себя. Там есть 4-5 человек либеральных диссидентов: Кормильцев, Саша Иванов, Юра Поляков, Роман Сенчин... Но и они из либерального Союза писателей. Из 97 членов жюри ни одного члена Союза писателей России, которые составляют примерно 80 % всех писателей России. Конечно, писатели определяются не процентами (об этом мы когда-то и с Немзером спорили), но из 97 членов жюри половину не назовет и не вспомнит ни один из либералов. Их нет в литературе. Дело не в «жидах» и не в либералах, это и есть государственная политика России, тем более эту премию патронирует лично Людмила Путина. Одно литературное меньшинство контролирует всю литературную политику России.

Меня часто называют в среде патриотов котом Леопольдом, всех хочу подружить. Я и на самом деле взываю к открытости и уважению любого таланта, но если национальную русскую литературу загоняют в угол, что она будет делать? В какие скиты пойдет? Какие бунтарские секты создаст? Где среди лауреатов Проханов, где Лимонов, где Галковский, где Личутин, где Костров, где Екимов, где Прилепин, где Сибирцев, где Юра Козлов, где Борис Сиротин, где Евгений Чебалин, где Николай Коняев, где Анатолий Салуцкий? Мне даже Дмитрия Быкова стало жалко, победи он во всероссийском литературном конкурсе — это была бы суперпобеда. А он победил всего лишь в своей узкой тусовке, куда даже умеренного патриота Алексея Иванова не допустили. Чего добиваются власти, чтобы все распутины и беловы громили «жидов»? Чтобы назрели погромы и бунты? Чтобы скинхедами стали все русские интеллигенты? А если они будут громить власть, которая так узурпировала культуру? Представьте, что придет к власти в 2008 в России какой-нибудь русский патриот, и в следующем жюри будет 90 крутых патриотов и для плюрализма мы допустим Льва Аннинского, Изю Шамира и того же Юру Полякова? Что будут вопить либеральные литераторы?

Жюри «Большой книги» — это и есть наша государственная культурная политика, где даже Алексею Иванову или Всеволоду Емелину делать нечего. Опомнитесь, друзья, пока не поздно. Не вызывайте дух Гитлера!

Про охранников

Посмотрел по TV как судили мужика за расстрел двух охранников казино. Не собираюсь его оправдывать, но ощутил, как это было на самом деле. Мужик остановился на своей машине рядом с казино (а земля казино не куплена), выскакивают два мордоворота и начинают стращать, вытаскивать его из машины, угрожать... А у мужика пистолет. Вот и финал. Эх, если бы таких мужиков побольше было, и то в одном, то в другом месте так бы с охранниками обходились, они бы и присмирели. Это же не люди, накачанные лакеи хозяина. Работать не хотят, 500 тысяч русских мужиков в одной Москве вместо высоких профессий, хоть строителя, хоть токаря, идут исключительно охранниками, хозяина охранять. Неужели мы превращаемся в охранную нацию? Как при крепостном праве челядь обслуживает хозяев, унижая других людей. Посмотрите в своем дворе и вокруг, асфальт укладывают, землю роют — только «черные» или молдаване, наши русские — пусть и без работы, но идут только в охранники, на черную работу не хотят. А разве охранник — это работа? Не детей же охраняют, и не ценности государственные, хозяина и его свору. Нет, я все-таки дал бы ему, этому мужику максимум, но по статье за превышение самообороны. Не он же приставал к этим сторожевым псам. А ему сполна навесили за двойное убийство. Эх, где наши правозащитники? Вот бы от кого права человека защищать, от всех этих громил. Уже пол-Москвы пройти нельзя, везде, как только здание куплено, тут же и сквер, и выходы к нему перекрываются охраной. О каком достоинстве человека может идти речь? В годы войны, по-моему, такие мужики первыми идут в атаку, а в бытовой жизни так нелепо защищают свою честь.

У хохлов

Ездил на два дня в Киев. На пятой программе устроили круглый стол Бондаренко против Бондаренко. Я и выдумал эту затею. Мой оппонент, один из активистов Юлии Тимошенко. Депутат Думы Владимир Бондаренко. Встреча прошла. Потом круглый стол политиков о русско-украинских отношениях. Поразила общая русофобия информструктур. Зацикленность на конфликте. Я приехал как добрый кот Леопольд. Давайте, мол, жить дружно, а мне — вот наш Мазепа, вот национальный герой Бендера, вот музей советской оккупации. И так далее. Я сказал, что мне все равно, Бендера или Власов, воевали в немецких формах. Враги и все тут. Да и Мазепа не одну Россию предавал, украинцев тоже. Понял, мы гораздо сложнее их и как нация, и каждый по отдельности, по структуре и истории. Мы можем любить Ленина или ненавидеть Сталина, Власова, Екатерину и так далее. Мы многовариантны. Для них сейчас Мазепа и Бендера — священные коровы. Ведь того же Володимера Бондаренко с его прошлым советско-партийным Бендера на первой сосне повесил бы. Значит, не обожает его мой однофамилец, но сказать против ничего не может. Исчезнет как политик. Тоталитарное мышление. А по поводу музея советской оккупации я сказал, что да, и днепропетровская брежневская мафия русский народ оккупировала, и хрущевская украинская банда, и всяческая красная нечисть двадцатых годов. Да и в вертухаях были в основном хохлы. Как в армии говорили: хохол без лычки, как топор без топорища — вот они оккупанты наши. И молодцы, что сознались. Музей открыли по поводу своей оккупации русского народа... А мне в ответ все по поводу черноморского флота. Даже противно стало. Раньше всегда Киев любил, а тут даже по Крещатику противно ходить стало. Что им неймется. Надо забыть про все и относиться исключительно к Украине исходя исключительно из нашей экономической выгоды. И пошли они к черту. Выгоднее китайцам нефть продавать. Вот и надо продавать. А хохлы пусть у туркменов и норвегов втридорога покупают. Хватит заискивать перед всеми.

О Балабанове

Посмотрел «Груз 200». До этого был большим сторонником таланта Балабанова. Этот фильм тоже, увы, сделан талантливо. Но это такая мерзость обо всем советском прошлом, что смотреть противно. Сука продажная, и все тут. Дело не в садисте, такое могло быть, не в тех или иных частностях, которые неправдоподобны, — в общем настрое фильма. Весь цинизм своего нынешнего поколения он переносит на ту эпоху. К тому же, по-моему, он сам слегка психически болен. Такое смакование трупиками. Думаю, даже любому диссиденту фильм не понравится. Ибо и они — диссиденты — тоже, согласно концепции режиссера, — подонки. Ибо все — подонки: военные, менты, женщины, молодежь, интеллигенты, власть. Можно спорить, такого не могло быть, маек «СССР» в 1984 году не носили, каждый выстрел в милиции отслеживали, и так далее. Но дело не в частностях, и не в количестве трупов. Это его — заказной осиновый кол в ностальгию по советскому. Не пародия, как «Жмурики», а уродливый гротеск. Мол, любуйтесь, как тогда жили. И немало молодых поверят. Обычная, увы, талантливая заказуха. Жаль. Кончился независимый талант.

Русский кавказ

Вернулся с Домбая. О лирике и красотах потом. Хочется сказать о русском Кавказе. Почему говорят «Северный Кавказ», а не «Южная Россия»? Тем самым мы для начала лингвистически уже капитулируем. Мол, чей-то там Северный Кавказ. Пусть пока наш, но принадлежащий какому-то большому Кавказу. Ведь и Великобритания сделала ошибку, назвав часть своей страны Северной Ирландией, а не английским Ольстером. Значит, когда-нибудь (и уже скоро) эта Северная Ирландия сольется с единой Ирландией. Вот и с Кавказом так. Это наш русский Кавказ, там везде стоят наши православные византийские храмы 10 века, за пять столетий до прихода мусульман. Но стоят их развалины, а рядом — новые игрушечки — действующие мечети. Вот где надо бы нашему патриарху позаботиться. Не в Москве позолоту возводить, а на наших пограничных территориях восстанавливать наши храмы, наши позиции, наше влияние. Как в старину — наши монастыри — на Аляске, на Соловках, на Валааме, по сути — наши пограничные крепости и силы и духа. А Сентинский храм на Теберде — 10 века? Большинство кавказских народов и сейчас пойдут под Россию при любом референдуме. Те же карачаи могут любить или не любить русских, но куда им или кабардинцам, дагестанским народам, без России? Или под чечен идти или под Россию. Все предпочтут пойти под Россию. Впрочем, пока они и в России находятся, но русские-то об этом думать не хотят, о Русском Кавказе, о Южной России. Нет — Северному Кавказу, да — Южной России.

На острове Цейлон

Побывал на Цейлоне, прошелся по чеховским и бунинским местам. Кстати, лихо врут наши писаки: нет на Цейлоне ни музея Бунина, ни музея Чехова. В чеховском номере встретил немца, который любезно показал довольно шикарный номер. О Чехове только маленькая табличка и то не в номере, а в коридоре. Вот тебе и «мемориальный музей», о котором опубликован десяток статей. Еще одна потемкинская деревня. Жаль, немец не съезжал, так бы я и пожил пару дней в чеховском номере по 170 долларов в сутки. Конечно, Цейлон — это чудо. Это Божье откровение. Нищая страна, но ее древности изумляют, ее крепости многотысячелетней давности поражают, та же Сигирия, или Канди. Европа еще людоедством занималась, когда на Цейлоне уже храмы и крепости строили. Храм зуба Будды — еще одно откровение для любого человека. Пусть мне завидуют все буддисты России — я посетил почти все буддистские святыни Китая и Цейлона, осталась Лхаса, куда поеду в ноябре. Слезинка на щеке Рая, или «райский остров», как писал тот же Чехов. Но жара ужасная, не для таких, как я. Все-таки мой авантюризм ведет меня куда-то не туда. Горы — 2000 метров, влажность и тропическая жара, самое то для моих двух инфарктов, несколько раз начинался сердечный приступ, и если бы не программа экстремального лечения, предложенная мне моим таллиннским родственником, блестящим врачом Костей Соловьевым, я бы там (на Цейлоне) и остался. Я утаивал свой Цейлон не столько от ближайших друзей, Проханов даже обиделся, сколько от самого себя и своего сердца, которое так и не узнало, в каких условиях оно пребывало, благодаря сильнейшим врачебным препаратам. Впрочем, и Аюрведа из Цейлона. Осенняя Москва после тропической жары — это уже прекрасно.

Но без Цейлона и его древней арийской цивилизации сингалов не понять истории мира. Их маски, их батики, их буддистские святыни — это сокровища мира. Сам народ — нищий и добродушный. Я люблю величие нового Китая, но Китай — это иная внеземная цивилизация, иные люди, а цейлонцы, как и индусы — похожи на нас, русских. Правильно писал в восхищении Чехов: «сукины дети, а ведь я любил индуску под кокосовой пальмой». Вот и я делал то же самое. Впрочем, подробности в очерке «На острове Цейлон» в следующем номере «Завтра». Почему я воспользовался колонизаторским языком, вместо благородного Шри-Ланка? Да потому, что Чехов написал свой очерк «На острове Цейлон», а купленная им там же мангуста сожрала этот очерк. Чехов в гневе и назвал свою мангусту — кличкой «Сволочь», но любил и гордился этим зверьком. Не собираюсь сравнивать себя с Чеховым, но хочу хоть как-то возвернуть сожранное мангустой. И потому по следам Чехова пишу свой цейлонский очерк.

Про Вечный огонь

Читаю прессу, смотрю телевизор. В Кольчугино шпана живьем сожгла на вечном огне подростка, еще где-то за мобильник убили двух пацанов, и так каждый день. А телевидение и газеты во-всю оправдывают школьника, который за плохие отметки 17 раз пырнул учительницу ножом. Надо же, этого ублюдка оправдывают и руководство школы, и общественность. Максимум, что могла сделать стерва-училка (которая чудом выжила), поставить двойку, и за это ее всю истыкать ножом? Говорят, хороший мальчик. Те, кто жгли в вечном огне не понравившегося им человека — тоже не такие плохие.

Это все смачно описывают «МК» и «Огонек» — те самые органы СМИ, которые и воспитали поколение пепси: «бери от жизни все». Конечно же, нужна смертная казнь, и плевать нам на Европу. В России убийств происходит в 10 раз больше, чем в Европе, и в 3 раза больше, чем в США. Вот когда у нас убийств станет меньше, чем в Европе, тогда можно и отменять.

А в Кольчугино, и я об этом напишу в «Завтра», надо погасить навсегда вечный огонь, думаю, со мной согласятся все старики-ветераны. Этот вечный огонь опозорен, и будет напоминать не о войне и ее героях, а о сожженном юноше. Впрочем, чиновников это не интересует, дождутся и они нового Стеньку Разина. Заметил, «ворошиловских стрелков» становится все больше и больше, никто никому не верит и сам мстит за гибель родни и друзей. Боксер Кузнецов попал в прессу из-за своей известности, а сколько таких уже на Руси?

О Николае II

Ничего не имею против человека Николая Второго. И, конечно, жалко его и его семью. Но никогда не поверю, что в сегодняшней России Николай Второй так популярен, чтобы возглавить какой-нибудь список самых популярных имен «Имя Россия». Сталин — может быть, Ленин — может быть. Даже иуда Ельцин — может быть. Дураков на Руси хватает. Высоцкий, Пушкин, Есенин, даже Брежнев... Но спроси на улице прохожего, он же и не вспомнит, кто такой Николай Второй. Явный фальшак властей, испугавшихся имени Сталина. Дана установка президента – сделать главным в списке Николая Второго. А зачем??? А если фальшак в этом, то фальшак и во всем остальном. Почему не подбросили власти наверх Петра Великого? Народ бы поверил. Даже Ивану Грозному поверил бы. А вот насчет популярности и значимости Николая Второго в сегодняшней Руси — сомневаюсь. Да и слабый он был человек. Прокатился на яхте на личную встречу с императором Вильгельмом, пообещал вечный мир, и вскоре его собственные министры заставили начать абсолютно ненужную России войну.

Так во всем. Был под каблуком у жены. И потом, почему все молчат, не было расстрела царя и царской семьи, Николай сам отрекся от престола под давлением крутой либеральной буржуазии. Большевики были ни при чем. Ленин рвал на себе волосы. Еле прорвался в Россию. И расстреляли спустя год частного человека Николая Романова. Кстати, это отречение ему никогда не простят и крутые монархисты. Сам помазанник Божий отрекся от престола. Скажу и по поводу лишних слез фальшивых об убиенных детках. Мол, сволочи, большевики. Конечно, жаль, конечно, убийцы. Но, начиная с Древнего Египта, Древнего Рима и Древнего Китая, всегда убивали всех наследников при смене династии. Почитайте, господа либералы, Шекспира. Или тоже из большевиков был? Да, наши цари и царицы неугодных детей, мешающих им чувствовать себя самодержцами, убивали точно так же. Где все эти наследные Петры и Иоанны? Почему бы не объявить их всех святыми??? А все эти аристократы Палены, убивающие табакерками царей? Столько царей и великих князей сами же аристократы перебили, что нынешний сгусток слез явно фальшив. Плакать, так по всем убиенным. Я лично плачу по Павлу Первому. Нравится он мне своим гордым и романтическим поведением. И он-то от трона сам не отказался.

О Николае II, ОТВЕТЫ

Во-первых, по поводу моего христианства. Прошу не смешивать христианство с отношением к кому-либо из местных святых. Вот и Гришку Распутина в святые возводят, и Высоцкого, что же мне из-за этого от веры своей отрекаться?

Во-вторых, я ничего не имею против канонизации Николая Второго и его наследников. Но надо же моим оппонентам хоть немного разбираться в истории вопроса. Николая Второго канонизировали как мученика, а не как царя. Не как Александра Невского, а как Бориса и Глеба, за страдания, и для того, чтобы предостеречь будущих убийц. Борис и Глеб тоже ничего путного в своей жизни не сделали, но их убил вероломный братец, дабы захватить власть. И чтоб другим братцам неповадно было убивать, канонизировали Бориса и Глеба. По сути, по такой же логике и должны были канонизировать и Павла Первого, и Петра Третьего, и убиенных законных наследников во все времена империи. Из жалости и для того, чтобы другим неповадно было. Кстати, надо было также канонизировать и сына Ивана Грозного, и сына Петра Великого. Кто-нибудь мне объяснит разницу между этими убийствами и ипатьевскими событиями? Чем сын Ивана Грозного отличается от наследника-цесаревича?

В-третьих. Почему за царя не заступились белые? А белые не были монархистами. Почитайте гимн Добровольческой армии. Это же революционный гимн. Белые были «непредрешенцы», республиканцы, потому и проиграли войну. И сразу после февральского переворота и отречения Николая Второго все великие князья красные банты носили. Большевиков можно обвинять в чем угодно, только не в свержении монархии и не в распаде России. За время февраля (почему и считает его самым гибельным и предопределившим все будущее Солженицын) мы потеряли и Финляндию, и Украину, и все, что можно. Февралисты — это были горбачевцы-ельцинцы того времени, вот их и заменили легко (удивительно легко) большевики.

И последнее. Насчет фальшивки-отречения, ну это уже полный бред. Что же неотрекшийся царь делал с февраля по октябрь, почему не протестовал? И где были монархисты?

Если Сталин — это «рашен», значит, Гори тоже наше

И на самом деле. Почему мы, русские, всегда отвечаем за всех? Еврейская мафия в Нью-Йорке — русская мафия, Сталин и Берия — русские злодеи, и так далее. Пусть мои родные хохлы за свой голодомор с Грузин спросят. Или восстанавливать в том или ином виде СССР, и тогда отвечать за все, или по всем международным правилам и нормам понять, что мы — русское государство. Так же как Китай — китайское государство. А там народностей живет побольше, чем в России.

Беседа Владимира Бондаренко с Вячеславом Курицыным

Дата публикации:
Категория: Интернет
Теги: Алексей БалабановБлогВладимир БондаренкоЖивой журналКавказУкраина