Сама прочла — ребенку не дам! Почему моя дочь не прочитает последнего Гарри Поттера

Текст: Ксения Долинина

Ксения Долинина — мама 8-летней девочки Аси. Ксюша и Ася умеют и любят читать. Но что гораздо важнее — своими литературными (и не только) находками они готовы делиться с нами

Почему моя дочь не прочитает последнего Гарри Поттера

Все вокруг только и говорят: «Какой кошмар, Матвиенко собирается ввести цензуру на детские книги!» Или так: «Наконец-то губернатор озаботилась нравственностью подрастающего поколения, пусть поскорее введут цензуру!» Я не буду даже раздумывать на тему, нужна цензура или нет. Для меня и так ясно, что... Я лучше расскажу, как я сама была цензором.

Почти все, что читает моя дочка-восьмилетка, проходит строжайшую цензуру. При этом, правда, за восемь лет я запретила читать всего одну книжку. Ася читает не только первоклассную литературу и классику, опробованную на многих поколениях детей. Нет. Конечно, этот маленький текстопожиратель добрался и до книги Владимира Роньшина (это такие страшилки, подчас пошловатые), и до суперпопулярного Лемони Сникетта с его размазанной книг на пятнадцать историей про сирот Бодлеров, и до всех розовых книг про принцесс, которые Ася покупает на свои карманные деньги, потому что я это покупать отказываюсь. Также в нашей жизни присутствуют и журнальчики типа «Принцесса» и «Ведьма» с комиксами и слащавыми картинками. Мне это совсем не нравится, но борюсь я с этим не запретами — просто предлагаю альтернативу. И пока параллельно с литературной шелухой ребенок читает что-нибудь вроде книги «Собака-пес» Даниэля Пеннака или на худой конец в пятый раз перечитывает «Робинзона Крузо», я спокойна.

И все же одну книгу я строго запретила читать до достижения ребенком тринадцати лет. Книга стоит на полке, я никуда ее не прячу. Самое интересное, что Ася слушается. Я бы на ее месте точно прочла бы втихаря.

Что же это за ужасное произведение темного писательского искусства? Это «Гарри Поттер», седьмая книга. «Гарри Поттер и дары смерти». Или «Роковые мощи» — вот странный перевод!

Как же получилось, что именно эта книга, такая массовая, модная и притом неплохо написанная, вызвала у меня, а может, и не только у меня, а у многих родителей-цензоров такие негативные чувства?

Дело в том, что я вовсе не говорю, что книга мне не нравится. Очень даже нравится. Я ее запоем два раза прочла. Один раз по-английски, другой — по-русски.

Прочла и решила: этого я ребенку не дам. А почему? Попробую выработать критерии для цензуры.

Вот, говорят, надо ограждать детей от насилия. Это, положим, самое утопическое требование, потому что зло и насилие совершенно необходимы, чтобы дать добру возможность победить. Зло должно быть качественно персонифицировано. Джоан Ролинг — признанный мастер изображения зла. И вообще, двадцать три трупа на одну книгу — это не повод ее запретить. В новостях и похуже бывает.

Педофилия? Джоан Ролинг на свою беду сказала, что Дамблдор был сами-знаете-кем. Но разве это повод запрещать книгу? Главный сказочный педофил — это волк из «Красной Шапочки». И ничего, эту страшную книгу мы до сих пор готовы читать трехлетним детям. О чем думают власти, вот ужас. Нет, дело не в педофилии.

Антиобщественное поведение? Ну, этого в седьмой книге предостаточно. Эти малолетние хулиганы почти целый год скрывались от властей. Другое дело, что это были неправильные власти, оккупанты, так что сопротивляться им — дело чести.

В «Дарах смерти» есть даже одно неприличное слово. Его говорит самая милая домохозяйка, которая, кажется, способна третировать только своих детей и мужа. Когда миссис Уизли видит, как Беллатрикс Лестрейндж пытается убить Джинни, она вопит: «Руки прочь от моей дочери, сука!». Ну, и это не так страшно. Это просто невинность по сравнению с тем, какую насыщенную артиклями речь приходится слышать иногда в городском транспорте, когда взрослые, продвинутые люди начинают выяснять отношения по мобильному телефону.

Настоящая причина запрета — гораздо более тонкая, но и более существенная, чем все, о чем беспокоятся петербургские власти.

Джоан Ролинг методично расправляется со всем светлым, со всем, что внушает уверенность в победе добра над злом. На протяжении шести книг она выращивала в детях уверенность в некоторых незыблемых истинах. Друзья — надежные люди, которые помогут в беде. Ага, и что происходит в последней книге? Рон Уизли бросает своих друзей в лесу. Людям можно доверять, если они уже показали свои дружественные намерения. Ну да, а как же папа Полумны Лавгуд? Он сдал Гарри Поттера и не усомнился в своей правоте. Северус Снейп — тот самый поганец, который ненавидит Гарри Поттера, хладнокровно убивает Дамблдора и вообще всех уже замучил своим зельеварением, оказывается, чуть ли не самый положительный персонаж во всей эпопее. Но все это было бы просто мило, если бы не разочарование в самом главном авторитете, в том, на чью помощь Гарри Поттер и его преданные читатели надеялись столько лет. Дамблдор — типичный добрый волшебник, могущественный, мудрый. Волшебник, изрекающий истину в последней инстанции, оказывается не то чтобы вруном, но, во-первых, не таким уж добрым, а во-вторых, очень уж прагматичным. Он перестает быть авторитетом.

В седьмой книге методично развязываются все узлы, хитроумно накрученные за шесть книг. Раскрываются все тайны. Все, кому не стоит жить дальше, благополучно умирают. Взамен в эпилоге нам, конечно, предлагают полюбоваться на толпу новеньких маленьких волшебников. Но я не могу простить Джоан Ролинг смерть Ремуса Люпина, такого славного оборотня!

Седьмая книга рассказывает о том, что волшебства не существует, со всеми настоящими неприятностями человеку приходится расправляться самому, с помощью обычных человеческих способностей. А магия — ну, это так, для школяров.

Последний том — ключ ко всей эпопее о Гарри Поттере. И я не могу вручить его восьмилетнему ребенку, который не прочел еще всех положенных сказок и волшебных историй.

Вот поэтому я торжественно запретила дочке читать книгу «Гарри Поттер и дары смерти», без всяких колебаний причислив ее к книгам для взрослых, которые успешно разочаровались в магии и уже успели найти своеобразное волшебство и в обычной жизни.

Фото: работа Натальи Краевской «Смерть педофила». Руслан Шамуков

Дата публикации:
Категория: Детская литература
Теги: Гарри ПоттерДаниэль ПеннакДети