Эрик Л’Ом. Книга звезд

Текст: Вера Виноградова


    В трех книгах
    Книга I. «Кадэхар-колдун»
  • Перевод с фр. А. Кабалкина
  • М.: Махаон, 2005
  • Переплет, 320 с.
  • ISBN 5-18-000707-0
  • ISBN 2-07-054581-4
  • 15 000 экз.

    Книга II. «Владыка Ша»
  • Перевод с фр. А. Кабалкина
  • М.: Махаон, 2005
  • Переплет, 320 с.
  • ISBN 5-18-000745-3
  • ISBN 2-07-053941-5
  • 15 000 экз.

    Книга III. «Лик Призрака»
  • Перевод с фр. А. Кабалкина
  • М.: Махаон, 2005
  • Переплет, 320 с.
  • ISBN 5-18-000746-1
  • ISBN 2-07-055271-3
  • 15 000 экз.

«Все рыцари тоже сражаются!»

С удивлением узнаю из отзыва на обложке, что популярность «этих книг в Европе побила рекорды популярности Гарри Поттера». Но не будем начинать с ехидства. Джоан Роулинг в брюках — это не просто какой-нибудь создатель Тани Гроттер или Порри Гаттера. Это журналист, исследователь Востока, путешественник, который даже искал снежного человека. Эрик Л’Ом — это последователь Роулинг в третьем поколении, ее духовный «внук». То есть автор, который не следует Гарри Поттеру в пародийном аспекте, а придумывает свой «сюжет о мальчике». Первые две книги идут достаточно ровно в эмоциональном плане, а в конце третьей появляются кровавые ужасы, которые напоследок хорошо встряхнут психику детям среднего и старшего школьного возраста, которым адресовано издание.

Три книжки в твердом переплете. Карта миров Э. Л’Ома на форзаце. Рисунок на обложке первой книги вызывает особый интерес: средневековый замок, а рядом ноутбук.

Действие романа происходит в стране Ис, где соседствуют средневековье и современность. Удивляет, что автор так редко использует в сюжете эту идею,— эпизоды, где прошлое и будущее пересекаются, читать очень интересно. Вот, например, такие:

«Оба колдуна рассмеялись.

— Здесь нет привратников, юный ученик,— объяснил Геральд.— Дверь Гифду сама может за себя постоять!

— Геральд— наш колдун-компьютерщик,— уточнил Кадехар.

— Надеюсь часто тебя видеть в компьютерном зале,— сказал человечек.— Ученики пренебрегают волшебством микропроцессоров под тем предлогом, что графемы гораздо забавнее!»

«Что об этом думает Геральд? Кадехар встряхнулся, покинул келью и зашагал в компьютерный кабинет — вотчину друга».

«— Мы распахнем Дверь, а не только ее приоткроем, как обычно! Нельзя терять времени: вы будете вбегать в нее друг за другом — именно вбегать! Как парашютисты Надежного Мира, выпрыгивающие из самолета, видали?

Рыцари засмеялись, обстановка немного разрядилась».

Одна из глав называется: «Ученик колдуна становится хакером». Мысленный разговор на расстоянии, к которому часто прибегают колдуны, можно подслушать, как телефонный, а устный, с глазу на глаз,— нет. Есть даже прямое сравнение «телепатии» с телефоном: «Тогда мы устроим помехи на волшебной линии, мешающие его понять, и повесим трубку». Пространство Вирд — «необъятная паутина, нити которой переплетены со всем сущим»,— очень напоминает Интернет.

Кроме страны Ис существуют Мир Надежности и Мир Ненадежности — такова структура мироздания Э. Л’Ома. Гиймо де Троиль — главный герой — живет в стране Ис со своими друзьями — Амброй, Коралией, Ромариком и Гонтраном. В один прекрасный день оказывается, что Гиймо обладает гигантской магической силой, он начинает учиться колдовству. Гиймо совершает «множество подвигов», самый важный — уничтожение злого колдуна, который хотел править всем миром. Основные события происходят в Мире Ненадежности, где живут злые силы и действует колдовство. Мир Надежности — это наш «обычный» мир. А страна Ис — нечто среднее между ними.

В противостоянии Призраку, который хочет владеть миром, можно усмотреть намеки на борьбу с фашизмом. Это впечатление усиливает момент, где словно бы описывается «железный занавес»: «Преступников отправляли из страны Ис в бессрочную ссылку в Мир Ненадежности, где они становились Странниками, но колдуны и рыцари-Преследователи могли возвращаться в страну Ис. Жители Ис, пожелавшие перебраться в Надежный мир — такие, как отец Бертрама и, возможно, отец самого Гиймо,— на всю жизнь становились Отступниками. Это, впрочем, не мешало получать в Ис учебники из Надежного Мира».

Встречаются здесь синергетические воззрения: «малейшее, самое пустяковое действие может иметь последствия для целостности всего остального». Вселенскую мудрость выражает колдунья Кушумаи: «Природа не хороша и не дурна: на нее не распространяются понятия добра и зла». С философской точки зрения главным героем романа можно назвать не Гиймо, а саму «Книгу звезд», вокруг которой и разворачивается все действие. Она, словно живое существо, обладает собственным нравом и не со всяким делится своими тайнами. В упомянутый выше Вирд-Интернет можно попасть только с помощью этой волшебной книги.

И, конечно, в этом романе много психологии, призванной ободрить подростка и помочь ему решить жизненные проблемы. Например, в Мире Ненадежности друзьям Гиймо выпадают испытания, которые как раз соответствуют их страхам. Гонтран боится высоты, и ему приходится спускаться на землю по «жердочкам» с крыши высокой башни. Коралия не выносит вещей, напоминающих студень, и именно она спасает Ромарика от медуз. «Ты стоишь ровно столько, сколько решишь сама»,— поучает та же Коралия «забитую» подружку. Гиймо говорит об ответственности человека за свою судьбу: «Никто нас не принуждает избирать тот или иной путь, мы сами на него ступаем, по собственному выбору. А сделав выбор, изволь нести груз последствий».

В начале второй и третьей книги — краткий пересказ содержания предыдущих. Таким образом, роман можно начинать читать и со второй, и даже с третьей книги, однако нельзя прочитать только первую или вторую.

Встречаются параллели и реминисценции, в том числе ненамеренные. «Прожорливая пустыня» очень напоминает фильм ужасов «Дрожь земли». Магический термин «Шлем Страха» сразу отсылает к Пелевину, а когда в романе появляется герой без пальца на руке, и через некоторое время упоминается некто, о котором тоже походя сказано об отсутствии у него пальца,— то это отсылка уже совсем в духе Павича.

В целом роман вполне приемлем для детского чтения, он не содержит чего-то сильно травмирующего психику. В этом смысле вызывают сомнение только некоторые моменты описания битвы с Призраком в конце третьей книги. Например, такой:

«— Оп-ля! Голову с плеч! Оп-ля! Глазки долой! — пел Тофан громоподобным голосом. Опрокинув очередного орка, он пронзил ему грудь мечом.

— Оп-ля! Выпустим кровь! Оп-ля! Выплюньте зубы! — подхватили остальные, отсекая оркам руки-ноги и круша им черепа».

Здесь же единственная на весь роман яркая деталь: «Прежде чем покатилась по земле голова, ветер унес засаленную тряпку, которой орк прикрывал редкую поросль на голове». Фраза: «После прикосновения его пальцев на обрезе задержалась клочковатая темнота» — тоже могла бы быть интересной, если б не звучала так невыразительно. Зато есть приторное описание поцелуя: «Она наклонилась и потянулась губами к губам изумленного Гиймо. Когда их рты соприкоснулись, он блаженно зажмурился».

Язык, которым написан роман не вызывает никакого желания роман перечитывать. Создается впечатление, что дети считаются непритязательным народом и книги для них поэтому можно особо не редактировать. Самый характерный для книги недочет — когда «частное» превращается в «общее». Например: «Юрьен де Троиль приходился Гиймо и Ромарику родным дядей. Это был ворчливый седобородый великан, небрежно несший на плече внушительный боевой бердыш и огромный мешок». Создается впечатление, что бердыш и мешок — постоянная характеристика дяди. Много штучек типа: «после последних», «приказала принести», «что вас сюда привело,— продолжил правитель».

Есть занятные каламбуры: «Погода отменная, в самый раз для прогулки. Разумеется, это не отменяет работу…». Вызывает интерес такой момент: рыцари носят бирюзовые латы. Цвет их часто упоминается, но везде именно как «бирюзовый» — нигде не говорится о голубых латах,— намеренно ли это сделано?

Если забыть про язык, можно сказать, что роман читать стоит — детям он будет интересен и даже в чем-то полезен. Продолжения саги о Гиймо вряд ли стоит ждать — в конце романа главный герой теряет волшебную силу и становится «настоящим мальчиком».

Дата публикации:
Категория: Детская литература
Теги: ДетиИздательство «Махаон»Эрик Л’Ом