Андрей Жвалевский,Игорь Мытько. Здесь вам не причинят никакого вреда

Текст: Вера Виноградова

  • М.: Время, 2006
  • переплет, 512 с., ил.
  • ISBN 5-9691-0146-Х
  • 5000 экз.

В спокойных странах

«Зонт, — сказал полицейский пять минут спустя, — гениально! И как я не догадался?

На это курсантка ничего не ответила. Как люди о чем-нибудь догадываются, она примерно представляла, но как они не догадываются, можно было только догадываться».

Ну что сказать… В нашей стране сейчас принята так называемая «программа толерантности». То есть чтобы люди толерантно относились к чужому и чуждому. Для меня лично чуждое — это несерьезные книги с черепами и костями на обложках. Мне как снобу крайне трудно показаться с «чтивом» в транспорте или даже наедине с собой — «тратить время зря».

Однако в аннотации «от издательства» говорится, что Жвалевского и Мытько начитанные знают как создателей «Пори Гаттера». От слова «начитанные» мой снобизм взвыл, и пришлось вгрызться в книгу. От издательства обещалось обхохотаться до смерти. Скажу сразу — я засмеялась один раз — на границе страниц 225-226. Самое противное, что и приводить-то эту фразу здесь бессмысленно — вне контекста непонятно, о чем хохочем.

Нет, в самом деле не смешно. Однако чуть ли не на каждой строке останавливаешься с мыслью: «Как хорошо сделано!» Именно «сделано» — все очень искусственно, надуманно, без легкости. Зато душевно и прочувствованно написаны вставки о детских страхах. Такое ощущение, что авторы очень хорошо помнят свои впечатления детства. К искусственности удивительным образом быстро привыкаешь. И начинаешь уже тихо балдеть от словесных парадоксов.

Опечатка в книге одна; проколов типа «злобный, безжалостный взор» — четыре, да и то можно списать их на мою придирчивость. В конце книги есть библиография авторов и благодарности. Иллюстрации показывают героев книги, правда, только кошмарных — с описаниями. Среди них есть, например, драбаруха, ареал обитания которой «болотистые местности в спокойных странах».

Главную героиню зовут Мари, что быстро наводит на ассоциации с Гофманом. Порой она напоминает и Алису в Стране чудес. В романе встречаются исторические и другие реминисценции. «Безумная ночь длинных иголок в психиатрической клинике!» «Ответ находился где-то рядом». «Алекс на прошлой неделе прочел рассказ Шекли и знает, что, если спрятаться под одеялом, кошмар уйдет». Курсантка Мари и ее начальник Георг похожи на Малдера и Скалли, о чем в книге так и говорится, а также на героев «Кода да Винчи».

Есть интересные приемы, например переходы от Мари к Георгу, находящихся в разных местах.

«Мари перевела взгляд на серый некрашеный потолок.

Георг отвел глаза от белого крашеного потолка».

Такие переходы постепенно учащаются, и так нагнетается напряжение в действии.

К каждой главе придумано по два эпиграфа, среди которых много удачных, таких как: «Не бывает двух одинаковых людей. Не бывает даже одного одинакового человека. Из „Итогов Всероссийской переписи населения 2002 года“„.

“Если вы попали в безвыходную ситуацию, не бойтесь. Поздно. „Все, что вы хотели знать о страхе, но боялись спросить“».

Напрашивается сравнение с литературой абсурда, адаптированной к ребячьему восприятию. И не только из-за словесных парадоксов. В конце несколько страниц уже прямо напоминают смягченную абсурдистскую пьесу.

Есть замечательное описание внешности: «Лицо классной дамы состояло из комбинации знаков препинания и арифметических знаков. Рот представлял собой знак минус. Нос торчал вопросительным знаком из предложения „А почему это вы до сих пор не в тюрьме?“. Уши напоминали две скобки, за пределами которых не могло существовать ничего хорошего. И глаза, каждый как точка, которую ставят в конце страшной истории».

Много чего хочется процитировать, много интересного в этой книге. Подойдет она и взрослым, и детям, и для семейного чтения. Взрослых развлечет, детям поможет избавиться от ночных кошмаров, с которыми полицейские в романе весьма оригинально борются.

Дата публикации:
Категория: Детская литература
Теги: Андрей ЖвалевскийИгорь МытькоИздательство «Время»