Ричард Платт, Крис Риддел. Дневник пирата: Записки Джейка Карпентера

Текст: Андрей Ефремов

  • Перевод с английского М. Беккер
  • Азбука-классика, 2006
  • Переплет, 64 с.: ил.
  • ISBN 5-352-01843-1

Малолетний пират, или Благородный пафос познания

И вот перед вами новая детская книга издательства «Азбука». «Дневник пирата». Написана она Ричардом Платтом, а проиллюстрирована Крисом Ридделом, о котором и пойдет у нас речь.

Пройти мимо этой книги невозможно. Мастерство английского художника Криса Риддела превратило ее в красочное, захватывающее представление. В «Дневнике пирата» текст и рисунок равноправные партнеры, события нарисованные и описанные не просто вторят друг другу — они сливаются в неразделимом единстве. И это единство называется книгой. Такие удачи случаются редко, а объяснение у них простое — талант. И как положено талантливому человеку, Риддел ярко индивидуален и творчески ненасытен. Увидев однажды его рисунки, вы не спутаете их с работами других мастеров. Среди множества проиллюстрированных им книг есть уже и такие, которые он написал сам. Однако и в ряду его книг «Дневник пирата» занимает особое место.

Прежде всего, сюжет этой небольшой повести предоставляет художнику богатейшие возможности. События разворачиваются в 1716 году. Американский мальчик Джейк из Северной Каролины поступает юнгой на корабль. Корабль захватывают пираты, и герой волей-неволей становится малолетним джентльменом удачи. Следуют абордажи, схватки на берегу, дележ добычи, угрызения совести, амнистия и счастливое возвращение к отцу. Сюжетов для иллюстрирования предостаточно. Но Риддел выстраивает ряд иллюстраций, не ограничиваясь событиями, из которых складывается сюжет.

Он открывает книгу небольшой картинкой: мальчик в треуголке и синем кафтанчике уходит из дома. Домочадцы провожают его взглядами, впереди дорога. Рисунок воздушен, легок, и кажется — не будь очерченных границ, он растворился бы в пространстве белого листа. Прощай, прежняя жизнь! Перед нами вход в книгу, если угодно, присказка, с которой начинается пиратская история. Есть у этой страницы сходство с прозрачным и легким театральным занавесом: что-то такое угадывается сквозь ткань, и детское сердце замирает в предчувствии. Но художническое вступление не закончено. Следует представление героев — в грядущих событиях лучше их не путать, и Риддел заранее выводит к зрителям основной состав труппы. Дневник пирата

Итак, повесть начинается. Первая же полосная иллюстрация оглушает. Шум из распахнутых дверей таверны, портовая сутолока, мелькание лиц — растерянного Джейка не сразу и заметишь на втором плане. Казалось бы, что особенного? Но именно здесь, разыскивая в страшноватой толпе мальчишеское лицо, читатель почувствует, что Джейк уже захвачен течением событий и что развитие этих событий не заставит ждать.

В нетерпении перевернута следующая страница, но вместо сверкания клинков и пушечной пальбы перед читателем безмятежная корабельная жизнь. С этой перемены ритма и начинается второй слой иллюстрирования, создающего в книге неповторимое сочетание авантюрной формы и научно-популярного содержания.

Корабль изображен в разрезе: на палубах и в каютах можно найти всех персонажей, представленных читателю ранее. Здесь художник предлагает игру: «найди-узнай-пойми». Ведь каждый герой включен в судовые интерьеры и не просто позирует художнику, а в точном соответствии с матросскими обязанностями обживает эти пространства, и предназначение каждого закоулка корабля прочно укладывается в сознание читателя. Всё — от погрузки бочек на верхней палубе до козы рогатой в трюме, которая таращится на читателя, — всё создает мир, который предстоит освоить Джейку. Корабельная утварь выписана столь увлекательно (хочется сказать «аппетитно»), что глаз радуется каждой мелочи — от запасных пушечных стволов в трюме до крюка, которым подхватывают бочки. Это черты эпохи, в которую, сам того не замечая, погружается ребенок. Художник Риддел соединяет радость познания с эстетическим наслаждением, и способность делать это — редкий дар.

Между тем события развиваются, и художник возвращается к тому, что можно было бы назвать сюжетным рисованием. В ряду картинок очень интересен портрет капитана. Художник смотрит на него глазами ребенка, снизу вверх. Глядя, как его фигура взламывает строки текста, понимаешь, сколь беспощаден этот хозяин жизни на корабле. Он еще покажет себя, этот зверюга, у которого под ногами (вглядитесь!) прогибается палуба. И он ничем не лучше пиратов, до появления которых остается 6-7 страниц. Вот так искусно художник Риддел разрешает скрытое в сюжете нравственное противоречие: разве может хороший мальчик служить пиратам? Инструменты корабельного плотника

Минует одна глава, другая, и читатель успевает познакомиться и с инструментами корабельного плотника (а впереди еще совершенно неожиданное использование этих инструментов!), и с тем, как штурман измеряет скорость парусника и прокладывает курс. Оказывается, компас подвешен к балке над штурманским столом. Очень важно еще, что художник показывает в работе самых симпатичных членов команды. Вот пираты — те только и знают, что палить, рубить, ром пить да деньги делить. Риддел-иллюстратор — мастер расстановки нравственных акцентов. И при этом никакого дидактического занудства.

А чего стоит изображение артиллерийского учения! Пять маленьких картинок в соединении с несколькими фразами стоят полноценного урока по истории морского флота. И такие радости в книге на каждом шагу.

Два слова о том, как художник обставил благополучный конец. Точно так, как Джейк входил в книгу, полный ожиданий и смутных надежд, он и убегает из нее в предвкушении встречи с отцом, а дневник, потерянный им впопыхах, остается лежать на земле, словно бы приглашая читателя перелистать его снова. Сюжет замыкается в кольцо, и сколько раз юный читатель проделает этот путь, предугадать трудно. Зато можно не сомневаться: открытий на этом пути будет множество. Мир Криса Риддела устроен на славу!

Дата публикации:
Категория: Детская литература
Теги: Издательство «Азбука»Крис РидделпиратыРичард Платт