Сергей Князев

«Я ловкий щипач. Слямзил у кого-то то, что мне никак не должно принадлежать. Так получилось, простите, ребята».

Мне довелось с Товстоноговым сделать тридцать спектаклей. Это замечательно, это счастье, мне повезло. Я был знаком с замечательными художниками театра. Эта профессия имеет свою историю. Существует даже предмет такой: история театрально-декорационного искусства. Это серьёзная тяжёлая работа. В России она замечательна тем, что в театр пришли в своё время великие художники. Поначалу цари приглашали итальянцев, потом немцев, потом пришли и русские. У нас были великие предшественники.

О благодетельности цензуры

Всё пиар, что не реклама. Об этом, а также о том, как СМИ морочат голову несчастным потребителям медиа-продуктов, мы догадывались ещё с тех пор, как был опубликован пелевинский Generation «П», но всё ж фикшн есть фикшн, а тут нас балуют чистосердечным признанием информационных злодеев из первых уст.

Книги Текст: Сергей Князев
Игорь Кузьмичев: редактор необходим при всех режимах

Превосходный редактор, выпустивший в жизнь произведения Даниила Гранина, Веры Пановой, Валерия Попова, Виктора Конецкого, Александра Житинского и других замечательных писателей, он известен также как публикатор гуманитарного наследия выдающегося физиолога Алексея Ухтомского, исследователь творчества Вадима Шефнера, биограф Юрия Казакова, составитель сборника публицистических статей Андрея Сахарова...

Книги Текст: Сергей Князев
Интервью с Максимом Кантором. Фельетон и трагедия

Первый том романа «Красный свет» вошёл в длинный список премии «Большая книга», уверенно лидирует в шорт-листе «Национального бестселлера». Вне зависимости от того, как сложится премиальная судьба романа, уже очевидно, что она стала не только литературным, но и общественным событием.

Владимир Никитин. Играющий тренер

Большой художник и глубокий теоретик искусства — такое нечасто встречается в одном человеке. Киноведы редко снимают интересное кино, вылазки литературоведов в сферу беллетристики, как правило, остаются в рамках не совсем удачных экспериментов. Что понятно: природа научного и художественного творчества различна. Одно из исключений из этого почти универсального правила — замечательный петербургский фотограф, куратор, преподаватель, историк и теоретик фотографии Владимир Анатольевич Никитин.
В интервью «Прочтению» Владимир Анатольевич рассказывает о себе, коллегах, прошлом и будущем питерской и мировой фотожурналистики.

Виталий Мельников: ни от одной своей картины не откажусь

Циклом материалов, посвященных Виталию Вячеславовичу Мельникову «Прочтение» открывает рубрику «Ленинградская правда». Ее составят публикации о тех, чей вклад в формирование культурной и интеллектуальной атмосферы Ленинграда-Петербурга трудно переоценить. По большей части эти люди, в отличие от некоторых своих коллег, мало известны широкой публике, их лица не мелькают на первых полосах газет, в top-news информационных агентств и телевизионных сюжетах центральных телеканалов, притом что с их произведениями мы, как правило, очень хорошо знакомы.

Кино Текст: Сергей Князев
Л. Парфёнов и всё-всё-всё

Парфёнов неоднократно объяснял засилие откровенного трэша на нынешнем ТВ отсутствием свободы журналистов выборе тем: «В условиях „черный, белый не берите“ приходится брать желтое... Всем понятно, что спорить о детях Кристины Орбакайте на телевидении можно, а на общественно-политическую проблематику — нельзя».

Книги Текст: Сергей Князев
Между музеем и библиотекой

На фоне катастрофического падения российского книжного рынка очень любопытно наблюдать за теми его отраслями, которые не только не теряют позиций, но наоборот, становятся всё более и более успешными. Помимо детских иллюстрированных изданий и бизнес-литературы это прежде всего редкая и коллекционная книга. Москва была, есть и долго ещё будет центром российского книгоиздания и торговли, но столицей отечественных книжных раритетов является, судя по всему, Петербург. Косвенное подтверждение этому — открывшаяся 11 сентября в Государственном Эрмитаже выставка, посвященная 20-летию издательства «Редкая книга из Санкт-Петербурга». На вопросы «Прочтения» отвечает директор издательства Петр Суспицын.

Правда длиной в 170 лет. Интервью с Самуилом Лурье

В петербургском издательстве «Пушкинский фонд» вышла книга о Н. А. Полевом «Изломанный аршин». Современник Пушкина, оппонент Карамзина, предмет бесчисленных нападок Белинского, Николай Алексеевич Полевой (1796-1846) и его творчество сегодня не известны даже специалистам. Меж тем этот популярный и плодовитый драматург, один из первых переводчиков «Гамлета» на русский, внятный прозаик, оригинальный историк, создавший многотомную «Историю русского народа» в пику карамзинской «Истории государства Российского», популяризатор науки, главный редактор влиятельных журналов «Московский телеграф» и «Сын отечества», наконец, выдающийся журналист. На вопросы о книге ответил её автор.

Балет невылупившихся птенцов

Одно значительное лицо — чуть ли не первое в государстве — заявило, что никогда еще в истории России не жили люди столь широко и привольно, как в нулевые до кризиса. Не все, конечно, и не везде, но что касается литературных премий — да, это так, несомненно. Точное количество литературных и окололитературных наград в последние годы не поддается подсчёту; по данным Российской Государственной библиотеки — более трёхсот позиций. И ведь действительно, никогда в истории России такого не было. Сергей Князев о литературных премиях

Про гламур

В книге предмет девичьих грёз — на самом деле авантюрист, игрок, любящий сын, подлец, вор, ревнивец, пассионарий, обаяшка. Не говоря уже о проблемах со вкусом. В общем, широк человек, любовь — зла. В фильме же мы видим чёрта лысого обыкновенного, к тому же не настоящего, а плюшевого — чтобы не сильно пугать целевую аудиторию. Федору Сергеевичу Бондарчуку здесь в общем нечего играть, да он особо и не усердствует: включает свои фирменные штампы, и этого хватает, чтобы вызвать реакцию «зачем вы, девочки, богатых любите». Рецензия Сергея Князева на фильм «Про любоff»

Кино Текст: Сергей Князев
Ангел-истребитель

Лихач, Владимир «Адольфыч» Нестеренко резко вывернул руль и съехал с магистральной дороги отечественной литературы, отечественного кино последних лет, да и вообще русского искусства, а вместе ним, раскрыв рот, его путём-дорогою двинулись и его «пассажиры» — режиссер Антон Борматов и продюсеры Константин Эрнст и Игорь Толстунов. Сергей Князев о фильме «Чужая»

Кино Текст: Сергей Князев
Сам себе царь

...в действиях параноика и сумасброда Грозного, как мы видим его в фильме, есть железная логика. Все кругом предатели и воры, говорит он. Никому доверять нельзя, все предадут, стратегический город сдадут и сами врагу ворота откроют. И жизнь подтверждает его правоту... Сергей Князев о фильме «Царь»

Кино Текст: Сергей Князев
И взять, и дать

Алексей Иванов отказался от премии, полученной три года назад

Джанни Пуччо. В Россию с любовью

В издательстве «Александрия» (Санкт-Петербург) вышла книга «Все флаги в гости будут к нам. Вклад иностранцев в развитие России».

Юрий Арабов. Солнце и другие киносценарии

Те, кто знаком с арабовским творчеством исключительно по фильмам Сокурова с их звериной серьезностью и отождествляет этих двух художников, будут, возможно, поражены легкостью и остроумием автора, тем, что Арабов вообще-то может изготавливать по-голливудски мастерские, виртуозные даже гэги

Книги Текст: Сергей Князев
Владимир Сорокин. День опричника

Если в предыдущих своих вещах Сорокин решал проблемы лингвистические, эстетические, то здесь — внелитературные, человеческие, слишком человеческие. Подкузьмить «новых дворян» со всей их вертикалью власти, суверенной демократией и просвещенным феодализмом. Выпороть Солженицына с Данилкиным и вставить пистон литературной швали. Написано по-сорокински живо, местами и лихо, но в целом — лайтс: душок сорокинский, но крепость не та.

Книги Текст: Сергей Князев
Лев Данилкин. Круговые объезды по кишкам нищего. Русская литература 2006 г.

После пронзившей многие сердца «Парфянской стрелы», предыдущего «взгляда на русскую литературу» Льва Данилкина, это обозрение, скомпилированное из регулярных обзоров в «Афише», убойной силой и точностью стрельбы не поражает.

Дэвид Фелдман. Непостижимости. Уникальное собрание загадок, попадающихся нам на каждом шагу

Переводной сборник ответов на самые неожиданные вопросы. Почему мы не узнаём собственного голоса в магнитофонной записи? Почему кошки не любят купаться? Почему среди пилотов гражданской авиации так мало женщин? Есть ли у пингвинов коленки? Почему у свиньи хвост колечком?

Книги Текст: Сергей Князев
Трумен Капоте. Музыка для хамелеонов

Нельзя к концу не впасть, как в ересь, в неслыханную простоту. Последняя книга американского классика, вышедшая в 1980-м и переизданная у нас полностью спустя столько лет, есть сборник вещиц, исполненных в жанре «невыдуманные рассказы о прошлом».

Книги Текст: Сергей Князев
Павел Крусанов. Триада

Как сказано в аннотации, «в это издание вошли три культовых романа известного петербургского писателя» (амфоровскому редактору на заметку — либо известный, либо культовый, определитесь): «Укус ангела», «Бом-бом» и «Американская дырка».

Оксана Робски. Casual-2: пляска головой и ногами

Очередная иллюстрация давно известного: можно продать текст по баснословной цене, но вдохновение, фантазию, талант, уважение к тому, что делаешь, честность, наконец, по отношению к читателю — на эти деньги все равно не купишь.

Такой вот шоу-бизнес

Мыслящий артист Сергей Шнуров — один из тех немногих представителей индустрии развлечений, что не только поют-пляшут-говорят, но еще отчаянно рефлексируют по поводу отечественного шоу-бизнеса.

Дэвид Лисс. Ярмарка коррупции

Дэвид Лисс знает много слов и вполне умеет ими пользоваться, и с материалом, судя по всему, проблем нет,— но у него довольно скоро кончились сюжеты… Правда, понимаешь это, только перелистнув последнюю страницу. Вот уж действительно, автор — король римейков. Но король. Но римейков.

Книги Текст: Сергей Князев
Чемпионы гламура

Сравните честную и художественно очень доброкачественную автобиографическую повесть Валерия Брумеля «Не измени себе» тридцатилетней давности с недавней книжкой Валерия Газзаева, который целую страницу заливается, что Путин — близкий и родной (такими именно словами), но забывает нам сообщить, как звали его мать — не говоря уже о первом тренере.

Элизабет Джордж. В присутствии врага (In the Presence of the Enemy)

В безупречно выстроенной книге, написанной в лучших традициях, условно говоря, критического реализма и умело замаскированной под мистический детектив, уже есть все то, что отличает последующие тексты автора: тщательно прописанный фон, на котором разворачивается действие, обилие и убедительность деталей, многофигурная и притом четкая, внятная композиция.

Книги Текст: Сергей Князев
Татьяна Москвина, Сергей Носов. Истории

Вообще, сама идея объединить Татьяну Москвину и Сергея Носова под одной обложкой в данном случае кажется искусственной. При том, что авторы друг от друга отличаются заметно, разность эта в сборнике не отыграна.

Книги Текст: Сергей Князев
Белобров-Попов. Три зигзага смерти

Сюжет ладно скроен, саспенс держит, встречаются гэги гайдаевской силы — идеальный, короче, материал для экранизации. По ведомству ЛИТЕРАТУРЫ — так, озорное дуракаваляние, не имеющее никакой цели кроме собственно дуракаваляния.

Книги Текст: Сергей Князев
Джузеппе Томази ди Лампедуза. Гепард

Классический текст, классический сюжет, классическая оптика. История души человеческой, показанная сквозь призму исторических событий, вполне бурных.

Книги Текст: Сергей Князев