Оллен Мюту

Юн Айвиде Линдквист. Блаженны мертвые

В отличие от Кинга, Айвиде не дает однозначных ответов, он — не любитель окрашивать события и героев в двуцветную гамму добра-зла (или «доброзла»).

Книги Текст: Оллен Мюту

Мария Семенова, Феликс Разумовский. Кудеяр. Вавилонская башня

Я считаю, что вторая книга задуманного Марией Семеновой цикла получилась куда как лучше первой. Дело, скорее всего, в том, что весь мессидж, все «послание к человечеству» вышло гораздо убедительней и, да простится мне тавтология, человечней.

Родриго Кортес. Пациентка

Едва не став жертвой маньяка, добропорядочная домохозяйка Нэнси понимает: острые ощущения — именно то, что ей нужно! А судьба, словно в насмешку, вновь и вновь сводит ее с Салли. И, странное дело, именно извращенец-садист, преследующий ее по пятам и оставляющий за собой горы трупов, способен дать Нэнси то, что ей нужно. Чувство опасности.

Книги Текст: Оллен Мюту

Дин Кунц. Предсказание (Life Expectancy)

Дин Кунц пишет совсем не страшно. Вернее, страшно, но и смешно — так, помнится, все тот же Стивен Кинг в своей «Балладе о гибкой пуле» поведал о гениальном авторе, написавшем жуткий рассказ о том, как «один парень сходит с ума и кончает с собой». При том, что «Предсказание» невозможно читать без смеха. И смех этот будет не над автором, а — вместе с ним. Пожалуй, если бы не сюжет книги, я даже назвал бы Дина Кунца «добрым и мудрым клоуном».

Восток (East)

Сравнивая канадскую и американскую литературу, невольно замечаешь, какими разными могут быть традиции у народов с общим языком. Если канадские авторы любят романтику, фолк-этно и по-европейски обстоятельный сказ, то американская продукция, рассчитанная на тех же читателей, имеет схожие характеристики, но с обратным знаком: прагматика, глобальное культурное пространство и беглость историй. Творчество Эдит Патту — своего рода мост между американской и канадской литературами.

Роберт Сальваторе. Ночные маски (Night Masks)

Сальваторе достоин звания «гуру сериала». К коммерческой фантастике и фэнтези можно относиться по-разному, но написать более десяти книг с одними и теми же героями (хотя героев немало, а статус главного, подобно эстафетной палочке, переходит от одного к другому), да к тому же неплохо продающихся и — будем откровенны — книг вполне достойного литературного качества, — это, согласитесь, дано не каждому.

Чарльз де Линт. Загадка поющих камней (The Riddle of the Wren)

Изданная на английском языке в 1984 году книга Чарльза де Линта — настоящий подарок ценителям качественной фэнтези. Подобно коллекционному вину, книги такого уровня с каждым годом становятся только лучше и изысканнее. Пожалуй, с некоторой долей натяжки этот текст можно было бы сравнить с «Талисманом» или эпической «Темной башней» Стивена Кинга — не окажись он более ярким и динамичным.

Уильям Кинг. Волчий клинок (Wolfblade)

Момент размышлений. Истины. Так ли уж добр и благ Император, восседающий на Золотом Троне? Так ли уж злы еретики и Тау, гонимые и терзаемые собратьями по оружию и Инквизицией? Разумеется, в первой части сериала Рагнар еще слишком неопытен, чтобы спросить себя об этом. Но мне почему-то кажется — я хочу верить, я верю в него, — что он еще задастся таким вопросом. Ибо путь Воина — путь Взросления.

Ричард Кнаак. Кровавое Наследие (Legacy of Blood)

Всякий, кому доводилось слышать трусливое верещание Павших, хруст ломких костей нежити, кому приходилось почувствовать жгучее дыхание пламени дьявольских шаманов или услышать сладострастные стоны Черных Амазонок, умирающих под ударами острого ятагана, — всякий из моих братьев по оружию поймет чувства, испытанные в ожидании встречи с очередной книгой от господина Кнаака.

Ричард Кнаак. Месть орков (Day of the dragon)

Не скажу, будто теперь при виде орочьих орд в сердце моем вскипает гордая эльфийская кровь, будто расы человеков кажутся нелепыми вырожденцами-чужаками, будто, втайне опасаясь драконьего налета, я нервно вздрагиваю всякий раз, когда над головой пронесется большая крылатая тень «кукурузника»… Нет. Все гораздо ближе к нашей действительности.