Валерий Сажин

Марк Крик. Суп Кафки (Kafka's Soup. A complete history of world literature in 14 recipes)

Книги пародий (и эта в частности) полезны начинающим читателям и писателям: они развивают внутренний слух, способность слышать своеобразие стилистики текста и так отличать одного писателя от другого (у Марка Крика такой слух безусловно есть).

Книги Текст: Валерий Сажин
Петербург в поэзии русской эмиграции (первая и вторая волна)

Если чтение собственно антологии оказывается переливанием предсказуемого, то чтение всего остального (это, пожалуй, главное «содержание» книги) обнаруживает истинный кладезь: треть книги занимают биографические справки об авторах и библиографические и реальные комментарии. Это, в сущности, емкий биобиблиографический словарь представителей русской эмиграции, которые так или иначе, в меру таланта, реализовывали себя в литературном творчестве, но чьи судьбы часто оказывались значительнее и весомее их литературных опытов

Книги Текст: Валерий Сажин
Д. Д. Шостакович. Письма И. И. Соллертинскому

В те славные времена, когда не было телефона, горожане сообщали друг другу новости или приглашали в гости письмом, отправленным городской почтой. Но и появление телефона переписки не отменило: из путешествия или командировки иные люди умудрялись подчас ежедневно писать родным и друзьям, а любящие адресаты столь же обязательно им отвечали. С появлением электронной почты, а затем с тотальной эпидемией пользования мобильными телефонами технически ситуация упростилась: письмо можно в секунды отправить и получить независимо от расстояния. Прогресс, как водится, оказался разрушительным.

Валерий Попов. Горящий рукав

Литература, играющая в прятки с читателем, теперь уже общеизвестна. Талантом проницательных исследователей, например, приоткрыта набоковская игра в ложные ходы и спрятанные смыслы, включиться в которую иной раз под силу лишь образованному и столь же хитроумному читателю. При чтении повествования Валерия Попова кажется, что имеешь дело с еще одной своеобразной ловушкой для читателя, — настолько трудно поверить, будто высказанное здесь писателем впрямую именно так и надо понимать, и за всем этим нет никакой игры, загадки, не сразу угадываемого второго плана.

Возвращение (Volver)

Поди предскажи, что успешный Лопахин, добившийся исполнения мечты жизни, на вершине своего торжества вдруг воскликнет что-то вроде: «когда же кончится эта несчастная жизнь!» — и с чего вдруг? Даже Раскольников, все расчисливший, убивает вдруг и — для себя и читателя — как бы машинально, невзначай. Все это к тому, что если Альмодовар и знает про ружье из первого акта, то ему, возможно, неправильно перевели: оно должно выстреливать в последнем акте, а не тотчас же

Кино Текст: Валерий Сажин
Дмитрий Быков. Борис Пастернак

В прежние авторитарные и партократические времена для определения «бестселлера» собрали бы сведения в библиотеках о наиболее спрашиваемых книгах, в магазинах — о наиболее продаваемых и, скорее всего, наврали бы об итоговых результатах, но, по крайней мере, назначенную в бестселлеры книгу обставили бы подобием искания общественного мнения. Сейчас время простых и прямых решений.

Книги Текст: Валерий Сажин