Вадим Левенталь

Классический английский детектив

Это сейчас детективный жанр похож на огромную преуспевающую корпорацию с множеством дочерних компаний, в числе которых и американский, и иронический, и исторический и многие другие детективы, а начинался этот бизнес когда-то, как и многие другие, с маленькой, почти элитарной конторы, которую теперь называют классическим английским детективом.

Тонино Бенаквиста. Укусы рассвета (Les morsures de l'aube)

В мире ночного бомонда завязывается история, в которую оказываются вовлечены вампиры, мафия, спецслужбы, уличные банды байкеров и сумасшедший психиатр. Погони, убийства и неожиданные открытия следуют друг за другом с катастрофической быстротой. Очаровательность, ироничность и легкость этой повести — оправдание нелепому и тупому, без тени улыбки, финалу.

Книги Текст: Вадим Левенталь
Медлар Лукан, Дуриан Грэй. Туризм для декадентов (The Decadent Traveller)

Эта книга не претендует на пророческую многозначительность, как романы де Сада, и она не станет для будущих поколений настольной, как «Москва-Петушки», скорее, она — способ передать веселый привет европейским развратникам всех времен; читателю же предлагается вместе с героями (авторами) поиграть в аристократическую небрежную распущенность.

Книги Текст: Вадим Левенталь
Денис Гуцко. Русскоговорящий

Для современной литературы этот роман слишком «прямой». В последнее время попытки просто и честно рассказать историю «из жизни» как-то не удаются. Гуцко смог сделать это, не впав ни в автобиографию, ни в байкотравление. Пушкинский принцип «судьба человеческая — судьба народная» — основополагающий для этой книги. Если литература вообще может «поднимать проблемы» и «ставить вопросы», то роман Гуцко как раз этим и занимается.

Книги Текст: Вадим Левенталь
Карло Лукарелли. Оборотень (Lupo mannaro)

Лукарелли удается избежать того греха, который делает скучными творения его собратьев по перу, написанные так, будто покадрово описывают уже снятые одноименные фильмы. Литература, вторичная по отношению к кинематографу, рождает ощущение ненужности книги и желание поискать DVD. Лукарелли пишет так, что после первой повести хочется прочесть и вторую, и третью. «Волшебный фонарь» литературы заставляет пережить нечто такое, чего камерой не поймать.

Книги Текст: Вадим Левенталь
Джонатан Фоер. Полная иллюминация (Everything is Illuminated)

Время, подобно сосновой смоле, заключает в себе вещи и людей. Блеск янтаря времени есть тема этого романа. Нет будущего без прошлого — эта выброшенная на панель истина уже не кажется правдой. Но секрет состоит в том, что будущего нет без прошлого не потому, что будущее следует из прошлого, а потому, что оно вместе с ним составляет единую луковицу памяти. Фоер не просто знает этот секрет сам, он ничего не подозревающего читателя заставляет лепесток за лепестком эту луковицу разобрать.

Книги Текст: Вадим Левенталь
Роса Монтеро. Дочь Каннибала (La hija del Canibal)

Наверное, слова «иронический детектив» в характеристике этой книги могут кого-то отпугнуть. Замена книгой телевизора, там где он не работает (в метро, например), сформировала имидж жанра: если детектив — для тупых, то уж иронический — вообще для клинических идиотов. Очевидно, жанр «иронический детектив» нуждается в реабилитации.

Книги Текст: Вадим Левенталь
Сюжет как повод

Главное в ироническом детективе то, что детективный сюжет в нем не главное. Преступление, его расследование и раскрытие — только повод для шуток, иронических замечаний, ненавязчивой болтовни с читателем о том о сем. На самом деле в ироническом детективе может даже вовсе не быть детективного сюжета в строгом смысле слова, а структура романа может скорее напоминать что-то другое.

Идеальный детектив

Когда-то считалось, что детектив — несерьезный, массовый жанр литературы. Теперь часто говорят об обратном — хватит, мол, элитарного снобизма, не бывает плохих жанров, бывают плохие книги. Наверное, ошибка кроется в корне этих рассуждений. В действительности существуют только книги, жанры же — конструкт нашего сознания, созданный для удобства классификации книг. И инструмент этот совсем не универсален.

Заговор бумаг (A Сonspiracy of Paper)

Из науки в литературу и на полку с бестселлерами — по этой дорожке, проторенной в свое время Умберто Эко и весьма популярной ныне, Дэвид Лисс прошел в 2000 году. «Этот роман родился в ходе моей работы над докторской диссертацией в Колумбийском университете», — пишет он в послесловии. К слову сказать, диссертацию он так и не закончил и разговоров о ней избегает. Так что чему она была посвящена, неизвестно. Наверное, бог с ним: неизвестно, какой еще вышел бы историк, зато романист получился замечательный.

Мил Миллингтон. Моя подруга всегда против

Из сюжета для классического блокбастера Миллингтон сооружает великолепную комедию, читать которую в чьем-либо обществе невозможно — доймут вопросом «Ну что там такого смешного?»

Книги Текст: Вадим Левенталь
Федерико Андахази. Милосердные

Андахази, молодой и модный аргентинец (на четверть, впрочем, русский), предлагает свою остроумную трактовку. Повесть легко балансирует между готикой и порнографией с веселой улыбкой на лице. В сущности, основа повести — анекдот, но этот жанр не мешает автору непринужденно поразмышлять о роли художника в процессе творчества и о сущности самого процесса. Проблема литературного отцовства решается в повести самым радикальным образом. Параллельно приоткрываются тайны творческой лаборатории Пушкина, Гофмана, Шатобриана и даже самого Андахази.

Книги Текст: Вадим Левенталь
Джеймс Патрик Данливи. Самый Сумрачный Сезон Самюэля С.

Герой повести, давшей название сборнику (в оригинале: «The Saddest Summer of Samuel S.», 1966), — прихотливо просвещенный подонок, интереснейший из европейских экспонатов, живущий в Вене американец. Он выбрасывает тысячи долларов на лечение, остается нищим и при этом «слишком ку-ку», чтобы согласиться на пожизненное содержание у богатой старухи.

Книги Текст: Вадим Левенталь
Джеймс Патрик Данливи. Волшебная сказка Нью-Йорка

Как известно, первый буддийский способ смотреть телевизор — смотреть его с выключенным звуком. Чтение Данливи — занятие сродни этому. Как всякий хороший роман, «Волшебная сказка Нью-Йорка» — роман с секретом, и не с одним

Книги Текст: Вадим Левенталь