Музей-квартира Н. А. Римского-Корсакова: Беккеровский рояль

Текст: Нина Ковба

Санкт-Петербург наполнен призраками композиторов: гениальный маргинал Мусоргский, так и не отдавшийся целиком музыке химик Бородин, вездесущий Чайковский, частично превратившийся в торговую марку. Все они незримо присутствуют в размытом пространстве города, и только Римский-Корсаков, самый рациональный и продуманный музыкальный представитель мятежной русской души, смог у времени и политических перипетий отвоевать свою жил площадь — квартиру, естественным образом превращенную в мемориальный музей. В каком-то смысле этой квартире «повезло»: несмотря на то что после революции она была превращена в «коммуналку», дети и внуки композитора сумели сохранить большую часть его личных вещей, из которых спустя полвека была создана экспозиция музея.

На западе Николая Римского-Корсакова называли русским романтиком, у нас считали сказочным изобретателем музыкальных ладов, почти шаманом, способным вернуть из прошлого забытые языческие звучности. В гостях у него бывали почти все известные композиторы и музыканты эпохи, поэтому Римский-Корсаков любил устраивать дома музыкальные вечера, превращая свое жилище в своеобразную экспериментальную лабораторию, главным испытательным полигоном которой стал беккеровский рояль. Обычно такие встречи композиторов и певцов проходили два раза в месяц, по средам, и в конце концов их стали называть «Корсаковскими средами».

В 1841 году иммигрант из Голландии Якоб Давид Беккер открыл на Итальянской улице мастерскую по изготовлению роялей. Производство было распределено между мастерами разных национальностей: с механикой и звуком работали только мастера-немцы, обработку древесины проводили австрийцы, лесозаготовительные работы делали финны.

Резонансовые деки (плоть инструмента, благодаря которой его слышат соседи снизу) роялей «Беккер» создавались из 100-летних горных елей. Древесные волокна дек Беккера направлены вдоль по длине рояля. Такая конструкция предполагает большой объём и расход дорогостоящей резонансовой древесины и поэтому встречается довольно редко. Мягкость тона и сила звука — вот что привлекало Римского-Корсакова в самом престижном представителе «семейства клавишных».

Исторический курьез заключается в том, что многое повидавший рояль вкупе с символическими смыслами и творческой памятью Римский-Корсаков подарил своей старшей дочери Софье, а в 1902-м приобрел новый инструмент, тоже беккеровский. Поэтому экспонат музея — «Беккер» относительно молодой. Строгий и черный, он органично вписывается в суровый имидж начинавшейся тогда эпохи модерна. К его поверхности успели приложить руку сейчас уже полумифические персонажи — Рахманинов, Скрябин, Глазунов, Стравинский. Но некоторая историческая «необкатанность» рояля играет ему только на руку. Безмолвие и пиетет музейного пространства превращают редко звучащий рояль в признак немоты и беспомощности настоящего.


Музей-квартира Н. А. Римского-Корсакова был открыт в 1971 году по инициативе его потомков. Мемориальную часть музея составляют 4 комнаты — рабочий кабинет, гостиная, столовая и передняя. Остальная часть квартиры реконструирована, и там расположены экспозиционный зал, где представлены многочисленные документы о жизни и деятельности композитора, и концертный зал на 50 мест.
Музей расположен по адресу Загородный проспект, 28
www.rimski-korsakov.narod.ru
theatremuseum.ru

Дата публикации:
Категория: Искусство
Теги: МузеиПетербург