Павел Дмитриев

Текст: Павел Дмитриев

К сожалению, то, что здесь говорилось, показывает, что у всех совершенно различное представление о том, чем вообще должна быть книга. Конечно, можно придерживаться самой темы, объявленной как «Обложка и оформление книги на современном этапе». Здесь наша беседа приняла несколько странное направление, речь идет не об оформлении книги, а о том, как сделать книгу коммерчески привлекательной, так, как будто мы находимся в крупном издательстве на совещании в отделе сбыта (продаж, простите).

Книги, представленные сейчас на просмотр, вообще не относятся к теме. Это так называемая «детская» книга, где действуют совершенно другие законы. А фактически даже два ее вида: первый, наиболее чистый, — это, в сущности, большие картинки, напечатанные навылет, текст играет подчиненную функцию — это книга для маленьких, и в этом своем качестве вполне приемлема и сделана в общем грамотно. О другой книге того же художника такого сказать нельзя. Там есть текст, данный традиционно, и несколько видов иллюстраций. При таком большом формате и текстовою полосою, и иллюстрациями распорядились совершенно беспомощно. Случайное чередование разных типов иллюстраций сбивает с ритма восприятия, ритма книги, а перегруженность дополнительными и необязательными художественными элементами в оформлении текста создает дополнительные затруднения для чтения, иначе как «украшательством» это не назовешь. По сравнению с предыдущим примером это уже другой тип издания, приближенный к взрослому чтению, информационная нагрузка текста возрастает, и судить эту книгу надо уже по законам обычной иллюстрированной книги.

На мой взгляд, мы все равно неизбежно подойдем к общекнижным проблемам, проблемам типографского оформления книги. Если последовательно провести своего рода «очищение», так скажем, «организма» книги от необязательных элементов, то все сведется фактически к наборной полосе, вернее, развороту книги. Что такое разворот книги — визуально это светлое ограниченное пространство с двумя черными вертикальными (как правило) прямоугольниками, вызывающими у созерцающего их ощущение гармонии. Гармония же, как известно, это взаимосоотнесенность и равновесие частей. Это и есть, на мой взгляд, первооснова книги. Может быть, мое ощущение слишком субъективно, но пусть тогда кто-нибудь попытается выразить то же самое другими словами. Объяснять же красоту тому, кто ее не видит, т. е. не хочет видеть, пустое занятие.

Для иллюстрирования этих простейших положений я захватил с собой манифестальную для своего времени «Новую Типографику» Яна Чихольда (1928), серийного Шекспира (1950-х гг.), в его же, Чихольда, оформлении и характерную для английской книжной культуры межвоенной эпохи книгу Гордона Крэга «Театр и книга» (1925). «Новая Типографика» (или, если переводить более распространенно, «Новое искусство оформления книги») — новая потому, что ее автор попытался, обобщив опыт Эл. Лисицкого и Баухауза, провозгласить новые принципы конструирования книги, книжного оформления, да и вообще всевозможной полиграфической продукции. Впоследствии Чихольд эволюционировал в сторону традиционного книжного оформления. Но что значит это «традиционное»? Как раз наиболее традиционная среди моих примеров — книга Крэга, примерно от таких Чихольд и отталкивался для того, чтобы, изучив всю историю европейской и (мало кто это знает) китайской и японской книги, прийти к совершенству в своем роде, которое представляет собой этот маленький томик Шекспира. Причем, заметьте, это не элитарное издание, а самое что ни на есть «массовое», убеждающее в том, что можно создавать что-то художественно значимое и в рамках «массовой культуры», вокруг которой так много теперь бессмысленных разговоров. Но для успеха (эстетического, а уже после коммерческого) такой проект должен попасть в руки настоящего мастера (и эстета), которого пока у нас не наблюдается.

1. Дмитриев
2. Дмитриев
3. Дмитриев

Дата публикации:
Категория: Искусство
Теги: обложкаТипографика